Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 8)

В конце 2010 года уроженец Астрахани Андрей Антонов 1981 года рождения вышел на cвободу после отбытия срока за разбой. Он вырос в неблагополучной семье: его мать, учительницу русского языка и литературы, бросил отец, работавший в правоохранительных органах. Известно, что Антонов был призван в Чечню, но успешно симулировал сумасшествие и досрочно вернулся домой, где пристрастился к наркотикам и разбойным нападениям.

Во время четырехлетней отсидки он принял ваххабизм в местах заключения и, видимо, получил определенные инструкции. В январе 2011 года Антонов собрал банду из единоверцев, куда среди прочих вовлек своего двоюродного брата и полного тезку Андрея Антонова и еще одного «русского мусульманина» из Астрахани Руслана Белкина-Яблукова 55.

Глава банды Андрей Антонов, взявший имя Умар, планировал устроить серию терактов в Астрахани 9 мая 2011 года. Для тренировки террористы решили взорвать две бомбы в Волгограде — около Академии МВД и здания ГИБДД. 26 апреля 2011 года бомбы удалось обезвредить ценой ранения одного из взрывотехников.

После этого случая правоохранители вышли на след банды и в ночь на 7 мая провели спецоперацию, во время которого оказавший сопротивление Андрей Антонов был уничтожен. В его квартире был обнаружен целый арсенал. Подельники Антонова были арестованы и приговорены к срокам от 3 до 19 лет  56.

Таким образом, Андрей Антонов является классическим примером выходца из неблагополучной семьи, принявшего ислам под влиянием сокамерников.

Как попал в ряды террористов уроженец Башкортостана Павел Дорохов, доподлинно неизвестно. Предполагается, что его завербовал житель Альметьевска Асхат Давлешин, известный под именем Абу-Муса. Бывший сотрудник прокуратуры Давлетшин до отъезда на Средний Восток успел создать в Поволжье и на Урале целую сеть по вербовке террористов. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 7)

С 2008 по 2009 год банда Засетты терроризировала Владивосток, совершая разбойные нападения на предпринимателей. Встречаться бандиты, среди которых неофитом был только главарь, предпочитали в мечети юрисдикции Совета муфтиев России. После убийства китайского бизнесмена в марте 2009 года на след банды вышли правоохранители и 14 марта того же года взяли штурмом квартиру, где забаррикадировался Засетты с шестью подельниками. После тяжелого боя трое членов банды были уничтожены, двоим удалось сбежать, а еще двоих, включая главаря, взяли в плен. В квартире был обнаружен целый арсенал в лучших традициях дагестанских боевиков 46.
23 июня 2010 года Эдуард Засетты был приговорен к 23 годам лишения свободы, а его подельник Джаватхан Салманов получил 12 лет 47.
Чуваш Валерий Ильмендеев 1972 года рождения начинал свою карьеру как простой бандит. В начале 90‑х, вернувшись из армии в родной Ульяновск, он участвовал в разбойных нападениях, а поднакопив денег, для прикрытия зарегистрировал охранную фирму «Боярд». В 2002 году Ильмендеев по криминальной линии познакомился с эмиссаром дагестанских террористов Абдулкаримом Абдулхамидовым, который обратил его в свою веру и уговорил создать религиозно-мотивированную банду.

Целью идеологов «Джамаата» было изменить убеждения мусульман, исповедующих традиционный ислам. Среди прихожан велась пропаганда радикальной исламской идеологии — ваххабизма, основой которого является принцип единобожия. Согласно этому принципу, недопустима принадлежность к другим идеологическим течениям и единственными источниками законодательства считаются Коран и Сунна. Мусульмане, по идеологии ваххабитов, должны всеми силами способствовать становлению исламского правления вплоть до ведения вооруженного джихада. Представители ульяновского «Джамаата» неоднократно посещали Дагестан, а также Астрахань, где располагался их штаб, Набережные Челны, Самару, Канаш, Казань и другие города. Там они обменивались опытом с представителями подобных организаций», — так охарактеризовал методы «Джамаата» старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима 48.

Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 6)

Уроженец Караганды Егор Рябинин, переехавший в Ленинградскую область, впервые попал в новостные сводки в январе 2011 года, когда стало известно, что Главное следственное управление Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу завершило расследование дела о возбуждении религиозной нетерпимостив его отношении. По версии следствия, 26‑летний петербуржец Егор Рябинин во время обсуждения убийства священника Даниила Сысоева в закрытой группе «Ислам — спасение России» на сайте «Вконтакте.ру» допустил высказывания, не только оправдывающие это преступление, но и пропагандирующие идеи превосходства мусульман над представителями других религий. Суд приговорил его к 120 часам обязательных работ по 282 статье УК РФ 38.
Известно, что Егор Рябинин стал мусульманином примерно в 2007 году в ходе духовных исканий и взял имя ар-Руси. Он женился на «русской» мусульманке из смешанной украино-аварской семьи Елене Ковальчук. Как он стал ваххабитом, доподлинно неизвестно, однако это случилось достаточно быстро. В июле 2009 годаего близкий друг и земляк Роман Хан, также принявший ислам, вместе с неофитом из Санкт-Петербурга Алексеем Бабиным был уничтожен в Таджикистане после неудачного нападения на блокпост. Родственники и друзья убитых Бабина и Хана подтвердили, что Рябинин призывал их близких к борьбе с неверными и вооруженному джихаду, однако для обвинения по 359 статье УК РФ («Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника») этого оказалось недостаточно 39.
Проблемы с законом и репутация вербовщика террористов не вразумили Рябинина. В феврале 2013 года он вместе со своим другом-неофитом Вадимом Андреевым выехал в Сирию и примкнул к террористам, которые приняли россиян за агентов ФСБ и на всякий случай расстреляли в конце апреля того же года. Впрочем, по другой версии их вместе с тремя чеченцами расстреляли неизвестные из засады под Хомсом, после чего похоронили в придорожной канаве 40.
Со слов вдовы Елены-Мириам Ковальчук, мотивы для поездки Рябинина в Сирию были следующими. «От уголовного преследования и переживаний из-за гибели друга ар-Руси отвлекала забота о сыне — тот едва не умер при родах. Медики поставили новорожденному ребенку диагноз: подозрение на ДЦП. Тогда Егор пообещал, что, если малыш поправится, то в течение первых пяти лет после его рождения он отправится туда, где будет нужна его помощь, и посвятит себя борьбе за ислам. Спустя шесть месяцев врачи заявили, что Даниэль чудесным образом исцелился»… По словам Марьям, первое время после выздоровления сына у Егора еще были мысли отправиться на Ближний Восток, но вторая беременность супруги и уговоры близких отсрочили поездку. После рождения дочки осложнилась бытовая ситуация. Подходили к концу сбережения, потенциальные работодатели не горели желанием видеть в компании ранее судимого менеджера-исламиста, кого-тосмущало чтение намаза, третьи просили сбрить бороду.
Кроме того, начал часто болеть сын, ар-Руси решил, что такимобразом Аллах наказывает его за неисполненный обет. В это же время в Египте объявился один из братьев‑единоверцев — выходец с Северного Кавказа. Он и предложил Егору помощь в отправке в Сирию, связавшись с ним через Интернет» 41. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 5)

Московский актер театра и кино Вадим Дорофеев родился в 1983 году и к 30 годам успел приобрести определенную известность, снявшись в фильме Сергея Бодрова «Дочь якудзы» и ряде менее известных картин. Он был женат и имел двух детей, что не помешало ему принять ваххабизм под влиянием близкого друга.

«Помогите! Моего мужа забрали в Сирию на войну! Пишу вам от отчаяния, никогда бы не подумала, что буду это делать. Я сходила везде в милицию, на Петровку 38, пойду в МИД… Расскажу кратко. Мой муж актер Дорофеев Вадим Геннадьевич связался с очень плохими людьми, в итоге он принял ислам в январе 2014 года. Вместе со своим другом Леонидом Тележинским (он тоже актер) он уговаривал меня принять ислам и увезти детей в Сирию. А цель у него была война за Бога… Теперь я понимаю, что его зазомбировали тогда в начале, потому что вел он себя неадекватно, но я ему верила… В итоге 16 сентября он ушел счастливый из дома, сказал, что с друзьями в спортбар, потом пришла смс: «Тут плохо ловит телефон», а с утра я получила смс, что он уехал в Сирию по воле Аллаха навсегда. Он выходит на связь, но пишет полный бред, что сделал это ради нас всех, что будет там чему-то учиться… Все время говорит об Аллахе, я уверена что пишет не он, потому что допускает ошибки в тексте, которые он бы никогда не сделал… Помогите мне, пожалуйста! Как выяснилось, он покупал билеты и летел с каким-то Абуевым Шахманом… Денег у моего мужа не было, давно не было съемок! Леонид, его друг, говорит, что ничего не знает, хотя я знаю, что он просто врет… Помогите, если сможете! Я не знаю, что делать! У нас двое детей: мальчик и девочка. Илюше скоро будет 5 лет, Василине только 7 месяцев… Я знаю он попал в беду!» — такие письма писала его жена Елена в разные телепрограммы, пока надобность в них не отпала: в конце декабря ей сообщили, что Вадим Дорофеев был убит в Сирии, где недолго повоевал в рядах ИГИЛ 27.

Можно предположить, что странный выбор Дорофеева обусловило не только влияние Леонида Тележинского, но и проблемы с деньгами вкупе с творческим кризисом.

Москвичка Варвара Караулова, студентка философского факультета МГУ 1995 года рождения, в кино не снималась и в театре не играла, однако своей поездкой в ИГИЛ прославилась гораздобольше Дорофеева. Ее история началась 27 мая 2015 года, когда она ушла из дома и не вернулась. Родители Карауловой, состоявшиев разводе, забили тревогу и смогли сделать эту историю достоянием СМИ. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 4)

На пятое место среди новообращенных террористов можно поставить Алексея Пашенцева, убийцу лидера мусульман Дагестана шейха Саида-Афанди Чиркейского. Немногим менее известна исполнительница этого теракта Алла-Аминат Сапрыкина (Курбанова).
Алексей Пашенцев родился 2 декабря 1988 года в селе НагорьеРовенского района Белгородской области. Во время обучения Белгородском государственном технологическом университете примерно в 2008 году он принял ислам под влиянием соседей по общежитию — ингушей и арабов. Белгородская мусульманская община «Мир и созидание» юрисдикции Совета муфтиев России, которую Пашенцев стал посещать, оказалась ваххабитской: в декабре 2015 года ее имам Физули Исмаилов был задержан сотрудниками ФСБ как вербовщик ИГИЛ и держатель внушительного арсенала 17. Все это в совокупности сказалось на религиозном выборе Пашенцева, и он, взяв имя Абдулмалик, стал ваххабитом и вскоре выехалв Египет с целью выучить арабский язык на курсах при каирскомуниверситете Аль-Азхар. В Египте Пашенцев познакомился с дагестанскими террористами, которые убедили его вступить в своиряды.

Обычный паренек, поступил в Белгороде в институт, принялислам. Новые друзья предложили ему поехать в Египет, в университет «Аль-Азхар». Отучился полтора года, о Пашенцеве тамговорили как о способном ученике, эти слухи дошли до лесных, им нужен был такой проповедник, как Cаид Бурятский. Его начали раскручивать на сайтах боевиков. У них ведь нехватка тех, кто может грамотно по-русски излагать догматы», — так комментировали его историю дагестанские силовики 18.

В январе 2011 году Пашенцев выехал в Дагестан, где вступилв т. н. «буйнакскую» бандгруппу и в ее составе организовал ряд террористических атак, самой резонансной из которых стало убийство духовного лидера мусульман Дагестана шейха Саида-афанди Чиркейского в августе 2012 года. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 3)

В посвященных Соколову репортажах с конца 2013 года сталазвучать фамилия еще одного «русского ваххабита» — Павла Печенкина из Республики Марий Эл, которого объявили террористомсмертником, взорвавшим железнодорожный вокзал Волгограда 29 декабря 2013 года. Стало известно, что уроженец города Волжский фельдшер Павел Печенкин после принятия ваххабизма взялимя Ансар ар-Руси и летом 2012 года уехал в Дагестан, где его безуспешно пытались найти родители. В своих видеообращениях Печенкин подтвердил факт вступления в террористическое подпольеи отказался возвращаться к родителям 15.
Вот что рассказали о случившемся сами родители Печенкина:

Вам хочется знать, как Павел Печенкин стал моджахедом? Выищете сенсацию в этом событии, «жареные» факты и животрепещущие подробности? А находите родительскую боль, трагедию и несчастье.За последнее время на наши головы вылилось столько грязи,что хочется сказать: «Хватит!» Столько лжи и домыслов в прессе…Мы хотим рассказать правду, развеять мифы и истории, которыесочинили или додумали газеты и ТВ, падкие на сенсацию.

Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 2)

Четвертым «русским мусульманином» по известности и вредоносности стал Дмитрий Соколов, организатор серии терактовв Махачкале и Волгограде. Он родился 10 июля 1992 года в Красноярске в семье военных, паспорт получил во Владивостоке, затемвместе с семьей переехал в подмосковный город Долгопрудный.
Как и многие другие террористы-неофиты, Соколов считалсятихим, замкнутым мальчиком. Известно, что он занимался греко-римской борьбой, играл на гитаре и интересовался техникой.В Москве Соколов поступил в один из вузов на лесотехническийфакультет, где познакомился с дагестанкой Наидой Асияловой.Асиялова была старше его на девять лет и тяжело переживала развод с мужем-турком, который бросил ее незадолго до этого. Крометого, у нее обнаружилась серьезная болезнь костей.
По одной из версий, Соколов и Асиялова учились вместе, по другой он нашел ее в Интернете, где на мусульманских сайтах она собирала деньги на лечение. Считается, что именно влюбленностьСоколова в Асиялову привела его к принятию ислама. Они сталисожительствовать, бросили вуз и стали вместе учить арабский.А 2010 году они втайне от родителей совершили никах, а в июле2012 года Соколов пропал. Его родители забили тревогу, пыталисьискать сына через телепередачу «Жди меня», однако безуспешно 11.
Тем временем Соколов вместе со своей шариатской супругойвыехал в Дагестан, где примкнул к местным ваххабитам. Он взялсебе имя Абдулжабар и получил кличку Жираф. Подобно Косолапову и Панарьину, Соколов начал осваивать взрывное дело и вскоресмог собрать бомбы, к с помощью которых были совершены тритеракта в Махачкале. Одну из них взорвала смертница, убившаядвоих и ранившая 18 человек. Еще 16 человек получили раненияот двух других терактов 12
Третью бомбу Соколов изготовил для Асияловой, которая взорвала автобус в Волгограде 21 октября 2013 года. Она убила шесть человек и ранила более тридцати.
16 ноября 2013 года Соколова с группой боевиков дислоцировались в поселке Семендер под Махачкалой. Он отказался сдатьсяи был уничтожен вместе с подельниками, однако до этого успелпоговорить с матерью. Их разговор имеет смысл привести целиком:
— Слушаю.
— Ало, мам.
— Сынок!
— Это я звоню тебе.
— Наконец-то тебя услышала…
— Как вы там? Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 1)

Введение
Феномен новообращенных мусульман все чаще привлекает внимание духовных лидеров, журналистов и просто неравнодушных граждан, однако число научных исследований по этой теме очень невелико. Пока не написано ни одной монографии, а суммарное число публикаций авторов Сулейманова Р. Р., Беккина Р. И., Излученко Т. В. Ракитянского Н.М, Кобищанова Ю. М., Бакониной М. С. и Сиражудиновой С. В. не превышает двух десятков.
Этноконфессиональная группа так называемых «русских мусульман» (сразу отмечу, что это название весьма условно ввиду многонациональности группы) очень мифологизирована. Особенно это касается ее численности, оценки которой колеблются от пяти до восьмидесяти тысяч человек. Существует прогноз, что скоро «русские мусульмане» сформируют новый пассионарный народ, который захватит власть в России, а затем и во всем мире. Немало мифов связано и с конкретными людьми, в числе тех, кто
принял ислам, называют и Льва Толстого, и Юрия Гагарина, и даже
Владимира Путина.

Тем не менее, объективные данные о российских неофитах вполне доступны. Например, известен порядок их численности, которая насчитывает десятки тысяч человек. До 70% неофитов составляют женщины, вступившие в брак с мусульманами и быстро ассимилировавшиеся за пределами России либо во внутрироссийских мусульманских анклавах. Численность же россиян, воспринимающихся себя именно как «русских мусульман» не превышает десять тысяч человек. Тенденций роста не наблюдается, — приток новых членов не меняет картины по причине повышенной смертности неофитов и их склонности к эмиграции (в радикальном крыле), а также перехода в другие религии (в «интеллигентском» крыле). В процентном отношении от пятнадцати миллионов «российских мусульман» эта группа составляет ничтожно малую долю, однако непропорционально широко представлена в публичном пространстве. Террористы с русскими, украинскими, еврейскими и польскими фамилиями пугают обывателя гораздо сильнее, чем их единомышленники из народов Кавказа или Средней Азии. Истории уехавших в «Исламское государство» москвичек также будоражат умы куда больше, чем аналогичные и более многочисленные случаи выезда махачкалинок или уфимок. В каждой конфессиональной или этноконфессиональной группе можно выделить самых ярких представителей, которые, собственно, и являются ее лицом. В число 100 самых известных мусульман России входят, в первую очередь, политики, выдающиеся спортсмены, представители крупного бизнеса, духовные лидеры, врачи, писатели и деятели культуры. Есть среди них и террористы, однако их доля постепенно падает ввиду снижения террористической угрозы в России и уменьшения числа ярких фигур среди лидеров боевиков. Читать далее

Мигранты в ислам: бывшие европейские христиане присоединяются к джихадистам

© РИА Новости. Денис Ворошилов

МОСКВА, 28 мар — РИА Новости, Игорь Гашков. Террористический акт, совершенный 22 марта в Лондоне бывшим христианином Эдрианом Элмсом, — до сих пор до конца не раскрытое преступление.

Что заставило уроженца Кента сменить религию и имя, переехать на Ближний Восток, а позднее возвратиться домой, готовя массовое убийство?
Статистические данные показывают: приблизительно 20% участников исламистских организаций в Европе воспитывались в другой вере. Бывшие христиане и атеисты отправляются воевать в Сирию, оказывают финансовую и логистическую помощь террористам, а также становятся преступниками сами.
Помимо Элмса, у бывших христиан-джихадистов есть и другая знаковая фигура — Фабьен Клэн, известный как голос ИГ*. Читать далее

Ислам в России (часть 3) Р.А. Силантьев

Другие факторы

В девяти оставшихся случаях вовлечение в агрессивный исламизм происходило по иным мотивам. Террорист Павел Печенкин из Республики Марий Эл и подросток Виталий из Тверской области (его фамилия в СМИ не указана по причине несовершеннолетия), намеревавшийся взорвать самодельной, но эффективной бомбой местное отделение полиции, стали ваххабитами под влиянием интернет-пропаганды. Переехавшего в Канаду уроженца Ханты-Мансийского АО террориста Вильяма Плотникова, примкнувшего к сирийским террористам Егора Рябинина из Санкт-Петербурга и экстремиста Александра Артеева из Адыгеи на этот путь привел духовный поиск. Михаил Загвоздкин из Ленинградской области и Валерий Лукьянов примкнули к чеченским террористам из корыстных соображений, как наемники. Воевавшего в Чечне омоновца Эдуарда Засетту из Приморского края привело в исламизм восхищение врагами, а пытавшегося примкнуть к боевикам «Талибана» Андрея Баталова из Ханты-Мансийского АО очаровала восточная культура. Выехавший в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) житель татарстана Михаил Головенко объяснял свой странный поступок желанием избежать наказания за совершенное на родине преступление. Таким образом, исходя из сделанной выборки, главными причинами для вовлечения «русских мусульман» в радикальные организации являются: – влияние друзей – 46 %; – влияние родных – 24 %; – протестные настроения – 8 %; – влюбленность – 7 %; – плен – 5 %; – духовный поиск – 3 %; – интернет-пропаганда – 2 %; – корыстные мотивы – 2 %; – иное – 3 %. Данная раскладка проясняет целый ряд моментов. Во-первых, есть основания полагать, что роль интернет-пропаганды в деле вербовки людей в террористические организации значительно преувеличена. По мере распространения Интернета и усиления работы террористов в социальных сетях этот фактор, безусловно, приобретает большую значимость, однако подавляющее большинство людей, заинтересовавшихся радикализмом в сети, стараются выйти на его носителей в реальной жизни. А если им это не удается, то лишь очень небольшой процент готов преступить закон. Таким образом, наибольшую вербовочную угрозу представляют друзья потенциальных жертв, что верно также для вовлечения в нерелигиозные банды или наркоманию. Впрочем, этот фактор актуален преимущественно для мужчин, в то время как женщины пополняют ряды агрессивных исламистов в основном благодаря влиянию мужей и возлюбленных. Известно немало случаев, когда вербовщики того же ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) специально охотились на романтичных девушек, мечтающих о муже-герое. Принятие ваххабизма в плену в настоящее время практически сошло на нет, зато весьма актуальной остается проблема вербовки в местах заключения. Восемь процентов всех рассмотренных радикалов и десять процентов радикалов мужского пола стали таковыми под влиянием сокамерников. Несмотря на все усилия ФСИН, эту проблему пока решить не удается по причине большого числа статей УК РФ, использующихся для изоляции от общества агрессивных исламистов. Другим интересным наблюдением является усиливающийся отток носителей фашистской идеологии в исламистские секты. При этом фашисты, пополняющие ряды ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) и других террористических организаций, не меняют своих политических взглядов, оставаясь приверженцами теории расовой неполноценности. Впрочем, террористов эта их особенность волнует мало.

Заключение

Исходя из проведенного анализа, можно сделать вывод, что террористические и экстремистские организации способны восполнять свои потери и даже увеличивать численность последователей в первую очередь за счет разветвленной сети профессиональных пропагандистов и прочих пособников. В связи с этим именно на этой группе преступников следует концентрировать оптимизацию соответствующего законодательства, что видится гораздо эффективней борьбы с десятками тысяч вербовочных ресурсов в сети Интернет.

Литература

  1. Излученко Т.В. Русские мусульмане: радикализация религиозных взглядов в исламе // Исламоведение. – 2014. — № 2. – С. 26-31.
  2.  Излученко Т.В. Русский ислам: современное положение и тенденции развития // Вестник Красноярского государственного педагогического университета. – 2013. – № 1. – С. 278–282.
  3.  Ракитянский Н.М., Зинченко М.С. Политико-психологическое измерение русского исламизма // Международные отношения. – 2015. – № 3. – С. 348–357.
  4.  Ракитянский Н.М., Зинченко М.С. Русские исламисты как политико-психологическая реальность // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 16. Психология. Педагогика. – 2015. – № 3. – С. 70–82.
  5.  Кабищанов Ю.М. Мусульмане России, коренные мусульмане и русские мусульмане // Мусульмане изменяющейся России. – М., 2002. – С. 61–105.
  6.  Сулейманов Р.Р. Русские мусульмане в постсоветской России URL: http://www.apn.ru/publications/article27336.htm. Режим доступа свободный.
  7.  Беккин Р.И. Русские мусульмане: заблудшая секта или авангард русской уммы? // Дружба народов. – 2012. – № 10. – С. 152–172.
  8.  Баконина М.С. Ислам в России: болевые точки, явные и тайные / Международная конференция «Ислам в России: культурные традиции и современные вызовы» // Материалы Международной научной конференции. – СПб, 2013. – С. 32–38.
  9.  Сиражудинова С.В. Неофиты в структуре радикального ислама // Информационные войны. – 2015. – № 4 (36). – С. 94–99.
  10.  Иванов В.В. Радикальный ислам среди русских Поволжья и его последствия URL: http://riss.ru/analitycs/4701/#.UuUTvNLHnUJ Режим доступа: свободный.
  11.  Асташкин Н., Богатырев А., Долинин А., Прыганов С. Власовцы возвращаются? // Красная звезда. – 2003. – 13 сентября.

Izluchenko T.V. Russkie musul’mane: radikalizacija religioznyh vzgljadov v islame [Russian Muslims: Radicalization of Religious Views in Islam] Islamovedenie [Islamic Studies], 2014, no. 2, S. 26–31 (In Russian).

2. Izluchenko T.V. Russkij islam: sovremennoe polozhenie i tendencii razvitija [Russian Islam: Modern Situation and Tendencies of Development] Vestnik Krasnojarskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta [Bulletin of Krasnoyarsk State pedagogical University], 2013, no. 1, S. 278–282 (In Russian).

3. Rakitjanskij N.M., Zinchenko M.S. Politiko-psihologicheskoe izmerenie russkogo islamizma [The Political and Psychological Dimension of Russian Islamism] Mezhdunarodnye otnoshenija [International Relations] 2015, no. 3, S. 348–357(In Russian).

4. Rakitjanskij N.M., Zinchenko M.S. Russkie islamisty kak politiko-psihologicheskaja real’nost’. [Russian Islamists as Political and Psychological Reality] Vestnik SanktPeterburgskogo universiteta. Serija 16. Psihologija. Pedagogika [Bulletin of St. Petersburg University. Series 16. Psychology. Pedagogy], 2015, no. 3, S. 70–82 (In Russian).

5. Kabishhanov Ju.M. Musul’mane Rossii, korennye musul’mane i russkie musul’mane [The Muslims of Russia, Indigenous Muslims and Russian Muslims] Musul’mane izmenjajushhаjsja Rossii [Muslims of the Changing Russia]. Moscow, 2002. S. 61–105 (In Russian).

6. Sulejmanov R.R. Russkie musul’mane v postsovetskoj Rossii [The Russian Muslims in the Post-Soviet Russia] URL: http://www.apn.ru/publications/article27336.htm . (In Russian).

7. Bekkin R.I. Russkie musul’mane: zabludshaja sekta ili avangard russkoj ummy? [Russian Muslims: an Erring Sect or the Vanguard of the Russian Ummah?] Druzhba narodov [Peoples Friendship]. 2012, no. 10. S. 152–172 (In Russian).

8. Bakonina M.S. Islam v Rossii: bolevye tochki, javnye i tajnye. [Islam in Russia: the Obvious and Secret Sore Spots]. Mezhdunarodnaja konferencija islam v Rossii: kul’turnye tradicii i sovremennye vyzovy. Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferen [Proceedings of the International academic conference “Islam in Russia: Cultural Traditions and Contemporary Challenges] St. Petersburg, 2013. S. 32–38 (In Russian).

9. Sirazhudinova S.V. Neofity v strukture radikal’nogo islama [Neophytes within Radical Islam] Informacionnyj vojny [Information Wars], 2015, no. 4 (36). S. 94–99 (In Russian).

10. Ivanov V.V. Radikal’nyj islam sredi russkih Povolzh’ja i ego posledstvija [Radical Islam among the Russians of the Volga Region and Its Consequences] URL: http://riss.ru/analitycs/4701/#.UuUTvNLHnUJ (In Russian).

11. Astashkin N., Bogatyrev A., Dolinin A., Pryganov S. Vlasovcy vozvrashhajutsja? [Are Vlasovites Coming Back?] Krasnaja zvezda [The Red Star], 13 sentjabrja 2003 (In Russian).