Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 21)

Журналистка Айша-Галина Бабич долгое время работала на портале «Ислам.ру» в должности редактора и автора аналитических статей, систематически защищая ваххабитов и обличая их оппонентов из числа российских муфтиев. В какой-то момент она вступила в конфликт с работодателем и обратилась с письмом к тем самым муфтиям. Приведем его с некоторыми сокращениями:

В 2002 году я поступила на работу в организацию «Ансар», возглавляемую  Маратом  Кадировичем  Сайфутдиновым,  и приняла  Ислам. В течение шести лет я работала на сайте Ислам.Ру, учрежденном  этой  организацией,  под  непосредственным  началом  М. К. Сайфутдинова.  В мои  обязанности  входило  ведение  российской  новостной ленты сайта, мониторинг СМИ, литературное редактирование выпускаемых ежедневно материалов, изготовление коллажей и баннеров и публикация их на сайте, написание статей, репортажей, интервью, выезд на исламские мероприятия, администрирование различных служб сайта и др.
Свидетельством моей трудовой деятельности являются опубликованные на сайте новости из жизни российских мусульман за период с декабря 2002 по декабрь 2007 года; статьи, репортажи, интервью, очерки, фельетоны, рецензии за период с декабря 2002 по ноябрь
2008 года.  Работники  мусульманских  общественных  организаций различных  регионов  России  (Астрахань,  Архангельск,  Вологда,  Иркутск, Казань, Махачкала, Москва, Нижний Новгород, Пенза, Петрозаводск, Саратов и т. д.) были моими собеседниками и ньюсмейкерами на протяжении всех этих лет.
Следует  отметить,  что  до того  как  стать  сотрудницей  сайта Ислам.Ру, я имела 8-летний непрерывный стаж работы в других организациях.  При  поступлении  на работу  25 ноября  2002 года  мною была  передана  трудовая  книжка  лично  в руки  М. К. Сайфутдинову. Работа  на сайте  Ислам.Ру  занимала  более  10 часов  в сутки.  Это было основное и в течение нескольких лет единственное место моей работы.
На  протяжении  всего  периода  с конца  2002 по начало  2009 года Марат  Сайфутдинов,  возглавляя  ресурс  Ислам.Ру,  а также  благотворительный  фонд  «Ансар»  и одноименный  издательский  дом,  систематически  нарушал  мои  гражданские,  трудовые  и авторские права. Заработная плата не выплачивалась в должном объеме, количество  трудовых  обязанностей,  оговоренных  изначально,  неуклонно росло.  В апреле  2009 года,  в ответ  на мои  попытки  уволиться,  Марат Сайфутдинов отказался выдать мне трудовую книжку, оформленную  в соответствии  с требованиями  законодательства,  отказался совершать в пенсионный фонд отчисления, положенные по закону, а также отказался выплачивать долги по заработной плате.
В  хадисе,  переданном  Абу  Мансуром,  сказано:  «Договор  подобен долгу  или  превыше  его».  Но в 2006 году  Марат  Сайфутдинов  издал мою книгу и занялся ее продажей без заключения со мной авторского договора  и не отчисляя  мне  положенной  авторской  доли  с прибыли, отрывки из книги публиковались на портале без моего ведома.
Религия  Ислам  призывает  нас  требовать  восстановления  нарушенных  прав  всеми  доступными  законными  способами.  Мы  обязаны отстаивать  свое  имущество  и свою  честь  и бороться  с несправедливостью. В этой связи в Кузьминский районный суд г. Москвы мною были  поданы  иск  о защите  авторских  прав  и иск  о восстановлении
записи в трудовой книжке и выплате долгов по заработной плате.
В  качестве  доказательств  в суд  были  предоставлены  опубликованные  на сайте  статьи  и черновики,  принятые  в рабочем  офисе факсы,  ставшие  источником  публикаций,  приведены  документы, доказывающие  наличие  трудовых  отношений  (выписки  из Пенсионного  фонда  РФ).  Выступившие  в суде  свидетели  подтвердили  факт моей  работы  на сайте  Ислам.Ру,  в том  числе  в качестве  руководителя отдела, в работе которого была занята одна из свидетельниц, и факт отсутствия моей фамилии в зарплатных ведомостях.
Со своей стороны М. Сайфутдинов и его представитель заявили, что  я сотрудничала  с сайтом  Ислам.Ру  «на безвозмездной  основе, ради интересов веры», в штатном расписании никогда не числилась, а отчисления в пенсионный фонд сделаны по ошибке.
М. Сайфутдинов  также  назвал  свою  организацию  соавтором написанной  мной  книги  «Многоженство:  советы  и комментарии» и владельцем  всех  имущественных  прав  на нее  и заявил,  что  «около
3000 экземпляров  книги  до сих  пор  находится  на складе  ИД  Ансар, а около 2000 книг было безвозмездно роздано в духовные управления мусульман и исламские учебные заведения РФ», то есть, в том числе, и вам.
Несмотря  на приведенные  мною  доказательства,  Кузьминский районный суд в удовлетворении исков отказал, в связи с чем поданы соответствующие жалобы в вышестоящие инстанции.
В  процессе  досудебных  и судебных  разбирательств  со стороны М. К. Сайфутдинова в мой адрес неоднократно поступали угрозы административного  давления.  Распространив  в мусульманской  умме Москвы и Дагестана заявления о моем «выходе из Ислама», М. К. Сайфутдинов  оклеветал  меня,  нанес  ущерб  моей  репутации,  оскорбил мою честь и достоинство и в целом своими поступками унизил себя как мусульманина и опорочил Ислам как религию Истины и Справедливости.
По  факту  противоправных  действий  руководителя  первого  исламского Интернет-ресурса страны я намерена также обратиться
к Уполномоченному  по правам  человека  в РФ  В. Лукину,  к председателю Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике А. Исаеву, в Комитет по защите прав журналистов при Союзе журналистов России, в правозащитные организации страны.
Я также считаю своим долгом и своей прямой обязанностью довести до сведения российских мусульман информацию о тех, кто наживается  на чувствах  верующих,  обманывает  единоверцев,  использует  доверие  новообращенных  мусульман,  распространяет  клевету и ложь о своих братьях и сестрах по вере.
Надеюсь, что ваш авторитет и ваша объективность будут способствовать восстановлению справедливости и имиджа российского Ислама,  запятнанного  подобными  аморальными  деяниями  отдельных представителей исламской уммы.
Я  готова  предоставить  все  необходимые  документы  для  более
подробного рассмотрения дел 164.

В итоге Бабич выиграла суд, однако активной журналистикой больше не занимается, предпочитая издавать книги 165. Ее история прихода к исламу довольно типична: безответная влюбленность, эксплуатация и предательство со стороны возлюбленного, а затем публичный конфликт. Завершая историю Галины Бабич, стоит отметить, что слухи о выходе человека из ислама являются распространенным и эффективным оружием борьбы против новообращенных мусульман со стороны их единоверцев.

164 http://www.info-islam.ru/publ/intervju/ajsha_galina_babich_islam_i_grazhdanskie_prava_v_rossii/4–1-0–1785
165 http://www.islamnews.ru/news-474828.html

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 20)

Параллельно с Маркусом и Леон в структурах близких к Совету муфтиев России работал журналист Валерий-Исмаил Емельянов. Об этой колоритной фигуре известно немного. Сам Емельянов именует себя историком-религиоведом и исполнительным директором Ассоциации международного сотрудничества «Время и мир», знатоком албанского языка и специалистом по Албании, исламо-иудейскому диалогу, а также новообращенным мусульманам 160.

В 1990-х годах он называл себя католиком и жил в Израиле, потом развелся с женой и вернулся в Россию, где не просто стал «русским мусульманином», но и работал на сайтах «Ислам.ру», «Исламинфо», в газете «Все об исламе» под руководством Полосина. Однако в январе 2006 года бывшие соратники по «русскому исламу» неожиданно обнаружили Емельянова, надевшего на голову иудейскую кипу с надписью «ФЕОР» (Федерация еврейских общин России).

А на сайте «Ислам.ру» были возмущены и шокированы тем, что их прежний соратник Емельянов теперь стал присылать им статьи, в которых он призывал всех мусульман молиться о здравии… Ариеля Шарона. Сам же Валерий Емельянов в интервью «ПРАВДЕ.Ру» подтвердил, что надевал иудейскую кипу, но в связи с этим предлагает делать вывод не о том, что он перешел из ислама в иудаизм, а о том, что он был и остается «авраамическим  монотеистом», — так описывал его биографию исследователь современного российского ислама Михаил Тульский 161. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 19)

Очень плодовитой в сфере журналистики оказалась семейная пара неофитов Сергея-Джанната Маркуса и Анны-Айны Леон. Стоит отметить, что не менее активно эти авторы проявили себя как поэты и искусствоведы. Сергей Маркус родился в 1956 году, выучился в Москве на историка и долгое время был православным активистом, учеником протоиерея Александра Меня. До 1984 года он работал искусствоведом, затем был осужден за антисоветскую деятельность и провел два года в Туве.
После выхода на свободу в 1986 году Маркус стал работать на радио и в 1990 году запустил на «Радио России» цикл передач на религиозные темы. В 1995 году он дебютировал в качестве ведущего радиопрограммы «Голос Ислама» (Саут уль-Ислам) под псевдонимом Андрей Хасанов, а в 2000 году принял ислам. О причинах, подвигших его обратиться к другой вере, Маркус рассказал в одном из интервью: «Признаться, «Саут уль-Ислам: Голос Ислама» рождался труднее всего — сначала его попытался вести афганец с плохим знанием русского языка, затем не раз менялись ведущие. Принцип был таков: пусть свою традицию представляют не люди со стороны, а верующие, укорененные в этой традиции.
Но однажды, когда очередной ведущий ушел, и передача прекратилась — последовал звонок из кабинета тогдашнего премьерминистра Черномырдина: «Как смели прервать передачу для 20 миллионов наших сограждан-мусульман?! Это подрывает нашу внутреннюю политику». После этого мой директор Сергей Давыдов потребовал срочно восстановить вещание: «Ты историк и журналист — сможешь освоить и этот материал!».
Так я стал «Андреем Хасановым» — принял псевдоним специально для такой передачи. Читать далее

«САМОПОДРЫВ ДОЛЖЕН БЫЛ СОВЕРШИТЬ КТО-ТО ИЗ НАС ТРОИХ»

Северо-Кавказский окружной военный суд допросил Викторию Семенову, которая, приняв ислам, должна была совершить подрыв в одном из гипермаркетов Ростова-на-Дону. Девушка, которую задержали сотрудники ФСБ и СКР, сейчас является свидетельницей обвинения в суде над бывшими студентками Татьяной Карпенко и Натальей Гришиной, пытавшимися организовать теракт. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 18)

Основатель исламистского сайта «Голос Ислама» ДмитрийХамзат Черноморченко родился в Черкесске, затем переехал в Новый Уренгой. О том, как пришел к исламу, он рассказал в одном из интервью: «В одиннадцатилетнем возрасте бабушка крестила меня в церкви. Позже, в 22 года, я сам стал изучать Библию и труды отцов церкви. Запутавшись окончательно в таинствах и поклонениях святым отцам, я стал читать критические труды основоположников атеизма, европейских философов. В этот период я познакомился с первым в своей жизни мусульманином, который соблюдал свою религию, от него я и узнал об истинном пути к Богу. С родственниками отношения после принятия ислама складывались по-разному. Мать с отцом отнеслись достаточно спокойно, а, например, мой младший брат сегодня уже преподает чтение Корана в мечети. Есть, конечно, и такие, кто стал откровенно ненавидеть меня за мою религию.
Практически сразу произошло мое знакомство с имамом Исомитдином. Именно он выдвинул мою кандидатуру на совет мечети. Он открыл для меня все стороны нашей религии, с ним мы ездили в хадж, и это было самое потрясающее путешествие в моей жизни, несмотря на трудности» 152.
Вышеупомянутый имам Исомитдин оказался узбеком Исомитдином Акбаровым — членом террористической организации «Исламская партия Туркестана». На тот момент он был объявлен властями Узбекистана в розыск, однако вовремя успел получить российское гражданство 153. Тандем террориста и неофита быстро принес плоды,— община мечети «Нур Ислама» юрисдикции Совета муфтиев России в Новом Уренгое стала центром вербовки террористов федерального масштаба, а ее активисты запустили два ваххабитских сайта «Голос Ислама» и «Христианство или Ислам». В 2010 году Исомитдин Акбаров был убит неизвестными. Его преемником стал сын, однако реальная власть в общине оказалась сосредоточена в руках ее председателя Черноморченко, предпочитавшего сокращать свою фамилию до двух первых букв — Че 154.
В 2011 году Черноморченко успел посотрудничать с Исламским культурным центром России другого неофита Абдул-Вахеда Ниязова и возглавить его региональное отделение в Ямало-Ненецком автономном округе. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 17)

Третью по численности группу после террористов-экстремистов и духовных лидеров среди ста самых известных неофитов составляют журналисты. Примечательно, что некоторые из них специализируются на пропаганде экстремистских идей и имеют соответствующие судимости. Еще одной особенностью этой группы является преобладание в ней евреев — выходцев из либеральной среды.
Среди новообращенных журналистов наиболее известна вдова первого президента Чечни Алла Дудаева (урожденная Алевтина Куликова). Дудаева родилась в 1947 году в семье военных, а в 1969 году вышла замуж за офицера-летчика Джохара Дудаева, от которого родила троих детей.
После начала Первой чеченской кампании Алла Дудаева поддержала мужа, со временем став одним из ключевых пропагандистов боевиков.
В 1967 году я с Джохаром познакомилась, уже прошло почти одиннадцать лет после его гибели, я постоянно с его народом, с его детьми, и все мои друзья — чеченцы. Я полностью приняла их менталитет, и я себя не отделяю от чеченского народа. И они уже меня не считают русской. Я знаю русских, которые стали братьями чеченцам. И когда я молюсь, когда делаю намаз, вспоминаю имена всех, кто погиб. Это лучшие воины, мужчины чеченского народа. Я начинаю с имени Джохар и говорю: «Аллах, благослови их газават,— и перечисляю, Джохара, наших погибших охранников Максуда, Магомета, Сэйди, перечисляю имена многих гвардейцев, родственников Аслана, Беслана, Висхана, Умара, Лечу, Шамиля, Тимура, Асламбека… Называю также друзей, погибшего Лом-Эла то есть, русского Леню, принявшего ислам и многих других»,— рассказывала она журналистам. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 16)

Лидер ячейки НОРМ в Санкт-Петербурге и большой друг Сидорова Максим Байдак, известный также под кличками Салман Север и Максим Журавлев, родился в 1986 году134. Сам он считал себя выходцем из смешанной семьи, однако единоверцы выражали уверенность в его еврейском происхождении 135.
До принятия ислама Байдак был кришнаитом, параллельно увлекаясь другими оккультными практиками 136. Тогда он был известен как «Шивананда Дас (Максбогдан Центрагора, Салман Север), идеолог секты братства танаморитов и куратор «Координационного Совета Вождей» 137. «Координационный совет вождей» был совещательным органом скинхэд-бригад, в среде которых Байдак заработал себе определенный авторитет.
Увлечение неонацизмом в 2003 году привело Байдака в ислам.
«Я сам — выходец из правой среды, из ультрапатриотической,— говорит Журавлев (Байдак). — Так сложилось, что костяк НОРМ в Москве и Петербурге образуют бывшие национал-патриоты, переосмыслившие свое отношение к исламу… Толчком стали события 11 сентября 2001 года. Я, как всякий патриот, полагал Америку стратегическим врагом России и славянского мира. 11 сентября как водой смыло детские иллюзии, будто что-то кроме ислама может представлять серьезную альтернативу этому все разъедающему западному началу. Поэтому я принял ислам как нечто достойное»,— рассказывал он в интервью одному интернет-порталу 138. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 15)

Номинальный глава  всех  «русских  мусульман» Вадим Сидоров, также  известный под кличкой Харун ар-Руси, родился в Баку в 1977 году в смешанной русско-армянской семье, которая после начала Карабахского конфликта перебралась в Москву.

В столице Сидоров выучился на юриста и даже защитил диссертацию  по теории права в Институте государства и права РАН, впоследствии получив статус адвоката. Свои знания будущий лидер НОРМ применял в достаточно специфической сфере, занимаясь рейдерскими захватами предприятий 105.

«Политическую и общественную деятельность начал  в возрасте  четырнадцати лет в начале девяностых годов прошлого века, примкнув к русскому националистическому движению. Был создателем молодежных организаций Русского  Национального Собора и Конгресса Русских Общин. В 1995 году вместе с приведенной им молодежью и Александром Севастьяновым основал Лигу защиты национального достояния и работал в «Национальной газете». В 1998 году создал  вместе с соратниками социал-националистическое Русское Солидаристское Движение; с целью  свержения ельцинского режима сотрудничал с Движением в поддержку Армии. В 1999 году дистанцировался сначала от русского национализма, а затем и от национализма как  политической идеологии вообще, перейдя на позиции европейского интеллектуального традиционализма. В начале нулевых изучал различные метафизические доктрины, готовился к посвящению в кашмирский шиваизм. После знакомства с Гейдаром Джемалем начал интенсивно изучать авраамические религии. В 2003 году принял Ислам. В 2004 году стал  одним из основателей Национальной Организации Русских Мусульман (НОРМ). В 2005 году  стал  основателем первого в Москве легального салафитского центра и организации «Ахль Сунна валь Джама’а». В 2007 году вместе с соратниками по НОРМ выбрал маликитский мазхаб и перешел на платформу классического суннитского ислама. В связи  с постоянным вниманием спецслужб, оперативной разработкой и возможными провокациями после консультации с соратниками в 2009 году покинул Россию.  Все это время руководит Национальной Организацией Русских Мусульман дистанционно. Автор  многочисленных статей, лекций и циклов, в том числе, семисотстраничного «Русского цикла» — книги  «Закат России  и русский негритюд», в котором обобщены соображения по различным аспектам русской  истории, включая культурологию, социологию, этнологию, религоведение. Женат, имеет троих  детей»,— пишет он о себе 106.

В вышеприведенной автобиографии, правда, не хватает некоторых важных  эпизодов. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 14)

В конце октября 2013 года правоохранители задержали в Балашихе группу радикалов. Одним из  них оказался Александр Галамбица, уроженец Украины. По словам его родителей и адвоката, в радикальный ислам его вовлекла любовница по имени Марьям. Приехав в Россию, он развернул вербовку женщин-славянок в тер рористическую организацию Ат-Такфир валь-Хиджра 98.

Во время обыска у Галамбицы нашли оружие, наркотики и экстремистскую литературу. Радикальной мусульманской следователи назвали и его жену Евгению Егорову, русскую по национальности 99. По их мнению, он сумел завербовать еще четырех девушек.

В итоге Галамбица был осужден за оружие и наркотики почти на четыре года лишения свободы 100. Свою виновность он категорически отрицал, объясняя случившееся происками отца приведший его в ислам любовницы. При этом супруга Галамбицы срочно эмигрировала в Турцию, где сообщила журналистам, что хотела бы жить в исламском государстве, желательно — халифате 101.

 

Активист НБП Павел Жеребин, уроженец Тулы 1989 года рождения, студент химфака МГУ, принял ислам в период моды на эту религию внутри его партии. В начале нулевых годов нацболы дружили с лидером «Исламского комитета» Гейдаром Джемалем, который активно продвигал идею об особой полезности ислама в своем понимании для борьбы с властью, особенно упирая на пример чеченских террористов. С подачи Джемаля появились слухи о двадцати, тридцати и даже 100 нацболах, принявших ислам, хотя в реальности их число не превышало пять-шесть человек 102. Помимо Жеребина, среди них известны Татьяна Тарасова и Евгений Королев. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 13)

Истории трех молодых россиян — Ахлака Ахласа и Волгоградской области, Ольги Шредер из Якутии и подростка Виталика из тверской глубинки отличаются особой экзотичностью даже на фоне вышеописанных историй.

Мать Ахлака Ахласа Светлана познакомилась с его отцом-пакистанцем в волгоградском мединституте. Они поженились и родили двух детей, после чего в 1982 году уехали на родину мужа в пакистанский город Мазафарабад.

Жизнь смешанной пары в Пакистане не задалась. Семья мужа не приняла Светлану, над ее детьми издевались, а обстановка в самой стране накалялась. Устав от постоянных унижений и обстрелов, она развелась с мужем, забрала детей и вернулась в родной город Серафимович. Впрочем, и там жизнь складывалась не очень удачно — нормальной работы не нашлось, и семья жила очень бедно.

В декабре 2001 года сыновья Светланы Роман и Ахлак приняли решение вернуться к отцу в Пакистан, чтобы заработать денег и вырваться из нищеты. Путь их лежал через Ташкент, однако в итоге до Пакистана смог добраться только младший брат — Ахлак. Хорошей работы он там не нашел, зато принял ислам и связался с террористами. Через два года его имя прозвучало в новости о неудавшемся покушении на президента Пакистана 91.

Ахлак успел написать матери несколько писем, где сожалел о своем выборе и уговаривал ее принять ислам, хотя сам был когда-то крещен. Подробности того, как он вступил в ряды террористов и вступил ли вообще, так и остались неизвестными: 21 декабря 2014 года Ахлак Ахлас вместе с тремя сообщниками был казнен в пакистанском городе Фейсалабаде 92. Читать далее