Русские жены мигрантов-мусульман на примере Екатеринбурга и Свердловской области.

Старостин Алексей Николаевич, заведующий кафедрой теологии Уральский государственный горный университет, кандидат исторических наук, Екатеринбург

 

Тема межэтнических и межконфессиональных браков является вечной. Эти процессы происходили во все времена существования человеческой цивилизации, когда торговцы или завоеватели приходили на новую территорию и поселялись на ней. Как правило, смешение кровей приводило к серьезным этно-конфессиональным изменениям на определенной территории, а иногда к полному поглощению одних народов другими, смене целыми народами своих религиозных и культурных традиций. Монотеистические конфессии, для которых этническая принадлежность верующего не является важным фактором, выработали собственное отношение к этому явлению.

Уже в Ветхом Завете вопросу единства веры супругов придавалось первостепенное значение. Вот что говорится во Второзаконии о браках с другими народами: «Не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего, ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам, и тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя» (Ветхий Завет, Второзаконие 7: 3–4).

«Православному мужчине запрещается сочетаться браком с еретической женой, и православной женщине запрещено сочетаться браком с мужчиной-еретиком. А если все же такой брак состоится, то нам следует считать его недействитель ным…», — сказано в 72-м правиле Трулльского Собора, также известного как V–VI Вселенский Собор, который состоялся в Константинополе в 692 году. Следует отметить, что под ересью здесь подразумевалось любое учение, отличающееся от учения Православной церкви[47]. Поэтому для браков с инославными христианами или представителями других конфессий требуется переход иноверца в православную веру.

В то же время для нашего постатеистического времени чрезвычайно актуальна следующая фраза апостола Павла: «И жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем веру ющим». И далее: «Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа?» (Новый Завет, 1 Послание коринфянам, 7: 13–14, 16). Ислам смотрит на это явление несколько со своей точки зрения. «Ислам разрешил браки между мужчинами-мусульмана ми и христианками или иудейками, потому что они из числа ахлю-ль-китаб (людей Писания). В Коране сказано: «Сегодня дозволены вам прекрасные яства. Пища людей Писания дозволена вам, а ваша пища дозволена им. Целомудренные женщины из уверовавших и целомудренные женщины из числа тех, кому было даровано Писание до вас, [дозволены вам для женитьбы], если вы уплатите выкуп за них, если вы целомудренны и не распутничаете и если не хотите их взять наложницами» (Коран, 5:5).

И если мусульманин женится на христианке или еврейке, то ему велено уважать ее вероучение и ему нельзя, с исламской точки зрения, мешать ей исполнять обряды своей религии и мешать ей ходить в церковь или синагогу для их исполнения. Так ислам стремится обеспечить уважение мужа к религии своей жены и ее обрядам. И в этом, с точки зрения религии, гарантия и защита семьи от крушения. Исламские богословы считают, что если не мусульманин женится на мусульманке, то он не будет уважать религию своей жены, будет препятствовать жене совершать предписанные исламом религиозные обряды, поэтому такие браки запрещены. Эпоха глобализации, исчезновения границ как препятствий к передвижению огромных масс людей снова сделала актуальной тему смешанных браков, особенно заключенных между христианками и мусульманами, как верующими, так и этническими (не практикующими). Истинного масштаба этого явления не представляет никто, но для России оно стало уже достаточно распространенным. Стоит отметить, что подобные случаи происходили и сто лет назад.

В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока сохранилось интересное дело о деятельности мечети города Благовещенска в 1917 — 1922 годах, содержащее ряд ходатайств, поданных православными, молоканами, католиками о переходе в ислам. Обращаясь в мечеть, они писали прошение следующего содержания: «Находя для себя приемлемым магометанское вероисповедание и желая принять ИСЛАМ, честь имею покорнейше просить Вас Гражданин Имам перечислить меня из Римско-Католического вероисповедания в магометанство и после привода к Исламу произвести наречение мне имя по магометанскому обряду. Гербовый сбор в сумме два рубля при сем прилагаю». После проведения церемонии принятия ислама (произнесения шахады) составлялся акт, в котором расписывались присутствовавшие при этом свидетели и имам мечети. Акт заверялся печатью мечети. Всего известно о семи таких случаях, произошедших в 1917– 1922 годах. В основном сменили веру молодые девушки: Ядвига Карловна Каминская, 18 лет (в исламе получила имя Лили), Вера Васильевна Попова (возраст не указан), Ольга Николаевна Фролова, 19 лет (в исламе получила имя Азаз), Фёкла Самойловна Оберенникова, 21 год (в исламе получила имя Фахренниса), Анна Кирилловна Гринёва, 18 лет (в исламе получила имя Галия), Надежда Митрофановна Журбина (в исламе получила имя Джаннат-Ханым)[48]. Их мотивы вполне понятны: «Состоя в данное время в девическом положении и имея возраст 18 лет, я Гринева по происхождению исповедуя Православную веру, но так как я в данное время уже с января месяца 1918 года нахожусь в гражданском супружестве с гражд. Аллией Ибни Абяковым Бикбаевым, который исповедует Магометанскую веру, и с коим я изъявляю желание вступить в законное супружество по магометанскому обряду; А почему обращаюсь с сим к Вам, покорнейше прошу о причислении меня в среду верующих в Магометанство», — писала имаму Благовещенской соборной мечети Янышеву гражданка Анна Кирилловна Гринёва.

Сегодня сотни русских женщин состоят в отношениях с выходцами из мусульманских стран. В 2015 году в Центр тестирования по русскому языку Уральского государственного горного университета обратились свыше 12 тысяч человек для сдачи экзаменов по русскому языку, истории и основам законодательства для получения сертификатов, необходимых для оформления разрешительных документов. По нашим наблюдениям, среди пришедших иностранных граждан не менее 400 имели русских спутниц (жен, сожительниц), которые хлопотали об их судьбе. Со многими из посетителей Центра тестирования, как мужчинами, так и женщинами, автору удалось записать интервью, содержащие истории их взаимоотношений. В некоторых семьях автору удалось побывать в гостях и составить некоторое представление о том, как складывается их быт, как воспитываются дети, как развиваются взаимоотношения с родственниками. Не претендуя на социологическую достоверность, так как при проведении подобного исследования подобной задачи не ставилось, попробуем выделить некоторые группы и типы семейных пар русских девушек с иностранцами-мусульманами.

Курортный роман. К этой теме еще пару лет назад (до снижения курса рубля и при массовом выезде россиян на турецкие и египетские курорты) очень любила обращаться пресса. В газетах приводились десятки трагических историй женщин, поддавшихся на восточную романтику и вступивших в отношения с турками или арабами. Приведем одну из них: «Год назад я отдыхала в Дубае с тетей и познакомилась с одним арабом, он из Ирака, но они много лет с семьей живут и работают в ОАЭ, у них там бизнес. Мы понравились друг другу. Я по-настоящему влюбилась. Когда я возвратилась домой, мы общались по интернету, смс, он звонил иногда, говорил, что все сказал родителям про меня, они согласны на наш брак. Через полгода он пригласил меня в Турцию на отдых, в г. Мерсин, где имеют квартиру его родители, рядом с морем. Месяц мы прекрасно отдохнули, но все хорошее когда-то заканчивается и мне снова пришлось возвратиться домой на Украину, а ему в ОАЭ. Когда я оказалась беременна, я сообщила ему, он очень перепугался, он нервничал, даже ничего не хотел слышать про это. Сказал, что родители выгонят его из дома, а он ничего сам не имеет и не знает, как мы будем жить. А про ребенка ему даже страшно подумать, если все узнает его семья. Я тогда все поняла, что он скрывал свою связь со мной от его родителей, что они даже не знали о моем существовании, потому что это позор для них связаться с иноверной. Я решилась и сделала аборт, ему сказала, что не хочу быть больше с ним после всего этого. И решила навсегда забыть этого подлого человека. Я сказала ему, что встретила другого. У меня после была депрессия и разочарование в жизни, и только через долгое время я пришла в себя и сделала для себя выводы, что снова связываться с мусульманами я не хочу, слишком уж глубокая была рана и обида! И семья его меня отвергла, как чужеземку и иноверку. Короче, трудно было это все пережить и начинать все заново. Даже не хочется вспоминать про это, очень неприятно и больно», — пишет девушка Виктория.

Однако иногда подобные взаимоотношения оканчиваются браком и рождением детей. Я знаю два десятка подобных историй, в которых женщины, как правило, старше своих партнеров, не отличаются красивой внешностью и весьма состоятельны. Они взяли своих мужей в Россию, всячески их опекают, а те, как правило, не работают, то есть являются типичными альфонсами. «Я пока не нашел работу, мне жена сказала, пока русский язык не выучишь, сиди дома, жди меня», — рассуждает Абдулла (турок, 26 лет). Несколько пар одного возраста и достаточно молоды, они сошлись на фоне совместной работы в отельном, туристическом или ресторанном бизнесе, совместной учебы либо преподавательской деятельности, имеют зарегистрированный брак и детей с двойными именами (русским и мусульманским), которых воспитывают как би- или трилингвов.

«Муж работал в отеле в Египте, где я была представителем турфирмы. Мы долго общались, влюбились друг в друга, он у меня очень талантливый, уже сносно по-русски говорит, дома мы общаемся на английском, я с ребенком по-русски, он поарабски. Хотим, чтобы сын знал 3 языка», — рассказывает Марина (русская, 27 лет). Как правило, такие семьи светские, и даже если муж посещает мечеть, совершает дома религиозные обряды, жена принимает это как должное и не вмешивается, но и свой образ жизни менять не хочет. Такие женщины независимы, привыкли всего добиваться сами и, скорее всего, не они подстраиваются под мужа, а муж под них. Попадая в российскую среду, арабы и турки подвергаются быстрому обрусению в плане приобретения тех же привычек, что и у большинства нашего населения: не отказывают себе в алкоголе, посещают развлекательные заведения.

Студенческая семья. Это русские девушки, полюбившие учившихся вместе с ними либо в других вузах арабских, пакистанских или турецких студентов, уехавшие на родину мужа. Таких случаев было немало и в советские времена, и в постсоветской России. Судьбы многих таких женщин отражены в замечательном документальном сериале «Восточные жены», снятом телеканалом «Домашний» в 2015 году. Им пришлось привыкать к традициям и обычаям восточных стран, встраиваться в непростую семейную иерархию и учить имена многочисленных родственников. Как правило, такие браки сопровождались формальной сменой веры, но никогда не доходящей до религиозного фанатизма. Автору известны две подобные семьи, встречи с которыми происходили во время их приезда в Россию
в гости к родственникам жены. Девушек достаточно хорошо приняли в Марокко и Тунисе родственники мужей, они выучили арабский, но долго привыкали к климату и образу жизни. Кстати, и родители девушек, хоть по началу, и выступали против отношений с арабами, но потом смирились и приняли эти браки. Исповедание ислама в этих семьях не глубокое, намаз и пост соблюдаются, но делается это из-за того, что так принято на родине мужей.

Фиктивные браки. Это целая полулегальная бизнес-индустрия. Заключение фиктивного брака стоит от 20 тысяч (без прописки) и до 50 тысяч (с пропиской) рублей. Есть женщины, которые уже до восьми раз заключали браки с иностранцами и потом разводились. Наличие зарегистрированного брака с гражданкой Российской Федерации позволяет иностранному гражданину за короткое время и вне квоты получить сначала разрешение на временное проживание, затем вид на жительство и гражданство. Попадаются незадачливые мужья в ФМС на том, что сдают документы почти сразу же после заключения брака, регистрация, а, самое главное, возраст супругов — разные. Это очень многочисленная категория. Из неформальных разговоров с иностранцами автору известно о нескольких десятках случаев подобных браков. Понятно, что с такими «парами» интервью не проводились.

Вторая жена. Самый распространенный и зачастую трагический вариант для русских женщин, желающих связать свою судьбу с иностранцем, как правило, уроженцем Таджикистана или Узбекистана, — то вариант стать второй женой. Хотя иногда бывают счастливые истории. Будучи на заработках в России длительное время, они заводят отношения с русскими женщинами (как правило, знакомятся на работе, на рынках, в магазинах) для удовлетворения своих сексуальных потребностей, решения жилищной проблемы (переезжают жить к женщине, чтобы не тратиться на съем комнаты или квартиры) и, в случае регистрации брака, скорейшего оформления разрешительных документов, позволяющих жить и работать в России.
Можно выделить две подкатегории:
а) русская жена знает о наличии первой жены, которая живет у мужа на родине;
б) русская жена не знает о наличии другой жены.
В первом случае муж открыто помогает своей семье, оставшейся на родине денежными переводами, по окончании рабочего сезона уезжает навестить жену и детей, а потом возвращается к своей русской пассии. Во втором случае муж скрывает наличие первой супруги.

«Я снимал комнату в одной русской семье, там жили жена, муж и его мать. Я утром уходил на работу, вечером приходил поздно. В их дела не вмешивался. Но жена с мужем начала ссориться, были скандалы, в итоге он ее бросил, ушел к другой. Интересно, что мать мужа поддержала невестку. Хозяйка постоянно плакала, мне ее стало жалко, я ее старался иногда поддержать добрым словом. Так мы с ней и сошлись. Живем уже несколько лет вместе. Сделали никах. Я мусульманин, она нет. Но мне не мешает, с пониманием относится. Более того, ее не смущает, что у меня на родине есть жена и дети. Она сама моим детям даже подарки посылает. И мать ее меня приняла», — рассказал Хамза (таджик, 38 лет).

«У меня умер муж, запивался, вот и допился. Я осталась вдовой с дочкой. В нашем небольшом городке без мужика тяжело. Одной хозяйство вести тяжело. Случайно познакомилась с таджиком, он у меня картошку покупал, слово за слово, познакомились, стали общаться. Потом сошлись. Лучше работника по хозяйству, чем он, трудно сыскать. Заботливый, к дочке моей хорошо относится. Что еще нужно? А что семья у него там есть, в Таджикистане, так что поделать. Хорошие мужики нарасхват», — такова история Марины (русская, 42 года). Свои отношения, как правило, оформляют с помощью никаха у знакомого муллы той же национальности, что и муж. Если отношения становятся серьезными, то идут в ЗАГС. Правда для заключения брака с россиянкой требуется предоставить справку о том, что ты не женат. Но подобные справки легко покупаются на родине.

Нередко мигранты делают выбор в пользу русской жены, разводятся с первой женой по телефону или с помощью sms (три раза прислали sms-кой слово «талак»), либо просто пропадают и перестают оказывать семье финансовую помощь. В Таджикистане у Бюро Международной организации по миграции есть специальная программа помощи таким брошенным женщинам.

Трагичность ситуации для русских женщин, находящихся на положении второй жены, заключается в шаткости их положения. В любой момент муж может расторгнуть надоевший брак или отношения, сказав ритуальную фразу (талак, талак, талак). Автор знает бывшего мигранта из Таджикистана, уже приобретшего российское гражданство, у которого в России есть четыре сожительницы, так как он регулярно перемещается между четырьмя городами в силу специфики своей работы.

Реальный брак — отношения, оформленные иностранным мигрантом с русской женщиной по всем правилам религии и официально зарегистрированные. Даже если женщина не принимает ислам, проводится ритуал никаха, религия это позволяет. Данный тип семейного союза также делится на две подкатегории:
а) девушка принимает ислам и начинает глубоко изучать религию;
б) девушка продолжает вести тот образ жизни, который вела до свадьбы (работает, остается светской).
Второй вариант менее распространен, такое бывает тольков том случае, если муж сам такой, например, окончил русскую школу, жил среди русских в Центральной Азии или Закавказье.
Более распространена первая подгруппа, когда девушка принимает ислам, начинает ходить в мечеть на курсы арабского языка и основ ислама или даже поступает в медресе, чтобы получить глубокие знания в области религии. При этом она остается русской по менталитету, не всегда находит общий язык с родственниками мужа (например, ее раздражает, что в их квартире постоянно проживает по четыре приехавших на заработки родственника). Но большим плюсом является то, что дети в таких семьях, если они живут в России, с детства приучаются к правильной русской речи.

По словам старшего научного сотрудника Института психологии РАН Ольги Маховской, выбирают россиянки в основном выходцев из Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана, Казахстана. Во-первых, по сравнению с другими мигрантами их больше и не пересечься с ними довольно сложно. Во-вторых, у российских женщин стало модно выходить замуж за мусульман. Восточные мужчины, и это признают социологи и демографы, обладают массой положительных качеств: они не злоупотребляют спиртным, ответственные и любящие отцы. Русские девушки, которые в детстве видели, как глава семейства напивается в стельку, бьет жену, а к детям относится, как к обузе, готовы считать мусульманина идеалом мужа. Вот и 39-летняя Людмила из Тюмени на супруга-мусульманина не намолится. В молодости она вышла замуж за русского, но парня вскоре забрали в армию, а когда он вернулся, то сразу схватился за бутылку. Людмила рассталась с ним без сожаления. А девять
лет назад она познакомилась с таксистом — азербайджанцем Асланом.

«Он у меня вообще не пьющий, — рассказывает Людмила. — Работу свою любит, все деньги в дом несет. Но главное — он детей любит. У меня от первого брака 16-летний сын и 10-летняя дочка, которая зовет Аслана папой. Людмила говорит, что живут они с Асланом душа в душу, если ссоры и бывают, то по пустякам. О трудностях в отношениях она умалчивает». Это на первый взгляд жизнь с иностранцем — семейный рай, но у него есть и обратная сторона, предостерегает психолог Ольга Маховская.

«В традиционных браках россиянки выживают за счет поддержки родителей и подруг. Но выходя замуж за мусульманина, женщина должна понимать, что ей придется во всем подчиняться супругу. По натуре россиянки своевольны и горделивы, и для них это требование является тяжелым испытанием, поэтому в межнациональных семьях часто вспыхивают жестокие бои за свободу. Вступая в брак с иностранцем, женщина должна принять веру мужа, обычаи и законы его народа, ее избранник непременно будет на этом настаивать. Многие русские девушки еще на этапе свиданий с мужчинами-мусульманами увлекаются исламом и впоследствии охотно принимают чужую веру. Но некоторые не готовы отречься от своей религии, и тогда семьи, как правило, не получается», — поясняет эксперт.

Здесь мы представили основные типы русских жен, вышедших замуж за иностранцев (мусульман). Тех женщин, кто всем сердцем принимает ислам, на самом деле не так много. Согласно данным проведенного нами в 2013 году опроса трудовых мигрантов, лишь около 8% мигрантов в России постоянно соблюдают исламские ритуалы. Соответственно не высок и процент русских женщин, которые на почве сближения с мигрантами, погрузились в исламскую культуру. Помню одну русскую девушку по имени Аминат, она приняла ханафитский мазхаб, закончила магистратуру по теологии, блестяще выучила арабский язык и в настоящее время занимается просветительской деятельностью, традиционалистка. Радикалок автор не встречал, да и они, наверное, не стали бы со мной общаться, зная мое непримиримое к исламским радикалам отношение.

Различные формы союзов между русскими женщинами и иностранцами-мусульманами приняли массовый характер в России. Очевидно, что это явление нуждается в более тщательном изучении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *