Принятие ислама русскими заключенными в российских тюрьмах: распространение и последствия

Иванов Василий Витальевич, научный сотрудник Российского института стратегических исследований, Казань

Количество русских, принявших ислам в местах заключения, уже стало заметным. Если раньше они как бы терялись в массе тех ваххабитов, которые являются выходцами из Татарстана и Казахстана, то теперь они выделяются и зачастую лидируют, задают тон. Бывает так, что если «русский мусульманин» видит, что заключенные из числа татар или кавказцев придерживаются традиционного ислама, то он пытается обратить их в другую форму. Если кто-то отказывается, то применяется насилие в разных формах. Например, в 2012 году на одной из конференций я услышал историю, как на территории одной из зон татарин придерживался традиционного ислама, праздновал мавлид. Русские ваххабиты ему сказали: «Ты разве не знаешь, что все эти годы в царской России на самом деле ислам был неправильный. Правильный ислам — это салафизм». Когда человек отказался признать, что в дореволюционной России был ислам неправильный, его периодически били. Администрация колонии узнала об этом лишь через несколько дней, тогда избиения прекратились.

Совсем недавно ко мне обратился человек, который отсидел в местах не столь отдаленных. Он как раз хотел, чтобы я написал статью или каким-то иным путем поднял тему распространения ваххабизма в тюрьмах. Он рассказал свою историю. Сам он этнический татарин, мусульманин формально, то есть намаз не читает, алкоголь употребляет, но считает себя мусульманином по рождению. Когда он находился в одной из зон, на жизнь зарабатывал тем, что делал татуировки, и на него стали оказывать давление «русские мусульмане». Они ему сказали: «Ты разве не знаешь, что по шариату татуировки делать нельзя?» И когда он отказался выполнять их условия, они его стали периодически бить. Этот же человек мне рассказал, как на зонах идет пропаганда радикальных форм ислама, которые сегодня называют псевдо-исламскими течениями. Теперь пропаганда намного упрощена. В прежние годы на зонах телевизоры были почти недоступны. Было проще отслеживать, что смотрят заключенные. Теперь же все происходит по-другому. Телевизоров на зоне много, и заключенные смотрят экстремистские фильмы про того же Саида Бурятского. Фильмы проносят на флешках, флешка втыкается в телевизор. Администрации колоний ничего с этим поделать не могут. Далее, из колонии через планшеты и телефоны спокойно выходят в интернет, конечно, прячась от администраторов, от работников колонии. Если кто-то хочет скачать какой-то экстремистский фильм, то это свободно можно осуществить.

Увы, представители администраций колоний не заинтересованы в том, чтобы очаги радикального ислама выявлялись. К сожалению это так. В 2012 году в одной из ульяновских колоний была обнаружена ячейка, которая вербовала людей в «Имарат Кавказ». Я беседовал с правоохранителями, которые имели отношение к операции по вскрытию ячейки, они сказали, что ячейку удалось выявить по счастливой случайности. Потому что администрации колоний делают все для того, чтобы это было невозможно осуществить. Начальник колонии заинтересован не в том, чтобы на территории колонии были выявлены эти очаги, а в том, чтобы их скрыть. Если подобного рода нарушения обнаружатся, он в любом случае понесет наказание, даже если он сам помог их выявить.

Примечателен такой момент, на зонах очень активно себя проявляют именно проповедники радикального ислама, а проповедники православия не активны и даже боятся проповедников ислама. Как отмечает мой источник, в полемику с исламистами вступали протестанты, православные же просто боялись и не хотели полемизировать.

Для некоторых русских людей, находящихся в заключении, ислам — это религия сильных, религия, которую удобно принять, если хочешь воевать с властью. Она привлекательна как протест, если хочешь заниматься террором. Что можно противопоставить вербовке ваххабитов среди русских? Можно ли противопоставить православие? К сожалению, многие священники почему-то пропагандируют такую форму православия, которую сами заключенные называют «религией терпил», а такую религию они принимать не будут. Ударили тебя по щеке, значит подставь вторую. Хотя, если с богословской точки зрения разбирать, то они так поступать не обязаны. В православии есть своя воинская культура, сложившаяся на протяжении ряда веков. Церковь поддерживала всегда завоевательные и оборонительные войны империи, что Византийской, что Российской, что в Советском Союзе. Почему-то этих тем священники избегают. Молодежи говорят о том, что надо терпеть, ни с кем не вступать в спор, не отстаивать свои идеалы. Понятно, что если вот такую форму православия проповедовать, то, конечно, многие молодые люди будут выбирать ваххабизм, уезжать в ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации), не захотят быть православными.

Замечу, что исламистское сообщество в Бельгии, Брюсселе и Франции — единое целое. И там тоже идет вербовка в тюрьмах. Секулярный проамериканский марионеточный режим Франции с задачей справиться не может. Католицизм в этих странах находится в ущербном состоянии, остается один выбор — только ислам. В местах заключения во Франции, тем, кто выбрал ислам, проще жить, практически, как и в нашей стране. Аналогичная ситуация в Британии. Русские, которые живут в Лондоне, рассказывали мне про массив кварталов Ист Лондон, там есть мечеть, которая находится под контролем джамаата. Завербованные в тюрьмах люди приходят именно туда, а дальше уже прямой дорогой в Сирию. И монархический режим Британии тоже не может поставить представителей радикального ислама под контроль. Вплоть до того, что там есть кварталы, где спокойно действуют ваххабистские патрули, а полицейские туда просто боятся заходить. Слава Богу, что у нас такого нет. Будем стараться не допустить подобной ситуации в нашей стране.

Очевидно, что в системе исполнения наказания нужно сделать отдельные зоны. Радикалы все равно будут распространять свое влияние на других заключенных, чтобы его ограничить, нужны отдельные зоны, отдельные тюрьмы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *