Участие новообращенных мусульман в террористической деятельности в России: причины, примеры, масштаб проблемы. Часть 3


Сулейманов Раис Рравкатович, эксперт Института национальной стратегии, Казань

Ряд экспертов предлагают рассматривать русских девушек ваххабиток как отдельную категорию исламских террористов, поскольку специфика женского терроризма построена на нарушении «стереотипов восприятия „женского“ как пассивного», оказавшись не на своем месте девушки занимаются не женским делом. «Неприятие привычной модели женской судьбы указывает террористке путь к обретению смысла существования женское честолюбие состоит в том, чтобы разделять честолюбие мужчин, их готовность к риску и жажду побед. Возможно, следуя этой логике, для террористки это означает „переход в подлинную жизнь“ — в террористическую деятельность», — полагают ряд исследователей гендерного аспекта терроризма как явления.

При изучении поведения русских мусульманок, вставших на путь терроризма, важно понимать, что вовлечение в ряды вооруженного бандподполья может происходить как осознанно, так и путем обмана и доверчивости. Впрочем, в последнем случае это никак не оправдывает и не снимает ответственность с таких девушек, поскольку от их действий страдают в итоге другие люди.

Наиболее яркий пример русской мусульманки-террористки — история Аллы Сапрыкиной (1982—2012), получившей после принятия ислама имя Аминат. Будучи одно время «общей женой» для боевиков Дагестана, она согласилась стать смертницей, и 28 августа 2012 года совершила самоподрыв во время посещения известного суфийского шейха Саида Чиркейского, который был наиболее яркой фигурой в деле сохранения и популяризации традиционного для этого региона ислама, что вызывало ненависть у ваххабитов. Своей цели — убийства шейха — террористы добились с помощью завербованной ими русской мусульманки.

Надо сказать, что русские мусульманки в ряды террористов вербуются не только на Северном Кавказе, но и в Поволжье. Как пишет религиовед Василий Иванов, «в последнее время на территории поволжских регионов отмечена негативная тенденция вовлечения русских девушек, принявших ислам, в деятельность вооруженного бандподполья Северного Кавказа». По его словам, «ваххабиты знакомятся с девушками через Интернет, после чего убеждают их вступить в «тайный брак с моджахедом». На первой же встрече с незнакомым человеком, с которым девушка познакомилась в Интернете, проводится мусульманский обряд «никах» (заключение брака). После этого девушку тайно вывозят в одну из республик Северного Кавказа. Иногда даже «никах» заключается по телефону или по Интернету (чего в исламе никогда не было принято) с человеком, с которым в реальной жизни «невеста» никогда не встречалась, и он убеждает ее самостоятельно прибыть в одну из северокавказских республик. Там девушек вовлекают в противоправную деятельность в качестве общих жен, причем боевиками, как правило, предполагается, что рано или поздно они станут смертницами-шахидками.

Такое наблюдение подтверждает история 16-летней учащейся медицинского колледжа Юлии Титовой из Астрахани, которая попала под влияние ваххабитов, уехав втайне от родителей на Северный Кавказ. Приняв ислам с именем Амина, девушка объявила собственных родителей «неверными» и тайно вышла замуж, совершив обряд «никах» по телефону.

Вновь проблема принятия русскими девушками ислама и готовность их пополнить ряды террористов стала поводом для широкого обсуждения в российском обществе в 2015 году, когда стало известно об истории студентки философского факультета МГУ Варвары Карауловой. Русская девушка приняла ислам, взяла имя Амина и попала под влияние вербовщика ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации) из Казани Айрата Саматова, находящегося в Сирии на «джихаде». После чего по зову то ли любви и желания быть рядом с женихом, то ли из религиозного рвения жить в «халифате» Караулова поехала в Сирию. Однако ее отец, узнав об этом, поднял шум, привлек внимание СМИ и подключил свои связи, чтобы вернуть дочь. Караулова была задержана в Турции, через которую она собиралась попасть в Сирию, и возвращена домой. Однако по возвращению в Москву, девушка продолжила переписываться с вербовщиками ИГИЛ, что послужило основанием для ее ареста.

Истории с русскими мусульманками, примыкающими к террористическим организациям, поражают тем, насколько порой безрассудно эти девушки готовы себя вести. В этих случаях происходит смешивание женской любви, желания выйти замуж и религиозного фанатизма. Естественно, этим и пользуются вербовщики. Впрочем, это никак не оправдывает этих девушек и не снимает с них ответственность, хоть и порой подобные истории могут показаться сентиментальными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *