Участие новообращенных мусульман в террористической деятельности в России: причины, примеры, масштаб проблемы. Часть 2

Среди других «русских мусульман», которые избрали для себя путь террористов мертников, можно назвать семейную пару Виталия Раздобудько (родился в 1978 году) и Марии Хорошевой (родилась в 1985 году) из Пятигорска. Примечательно, что в роли террористов выступала семейная пара двух этнически русских, которые подорвали себя, и их не только не остановил инстинкт самосохранения, но им было совершенно безразлично, что их дети останутся сиротами на всю жизнь.

Виталий Раздобудько принял ислам еще во время учебы в Пятигорском технологическом университете (его имя в исламе Валид). Там же в Ставрополе познакомился со своей будущей супругой Марией Хорошевой, которая окончила Пятигорскую фармацевтическую академию и тоже прияла ислам. Правда, юридически свой брак они не оформили, закрепив его только через никах (мусульманское религиозное бракосочетание). У них родилось двое детей — дочь Марьям и сын Абдулла. У них родилось двое детей — дочь Марьям и сын Абдулла. Семейная пара присоединилась к «Ногайскому джамаату», действовавшему на территории Ставрополья. 17 августа 2010 года членами «джамаата» был организован теракт у кафе «Эрмитаж» в Пятигорске (погибло 30 человек). Были еще попытки провести подобные теракты 19 сентября в электричке на железной дороге (никто не пострадал) и 30 сентября в Ставрополе у кафе «Глория» (теракт не состоялся). Затем «Ногайский джамаат» организовал теракт в Москве: 31 декабря 2010 года произошел взрыв в гостиничном номере Спортивно-Стрелкового Клуба Военно-Охотничьего общества, расположенного на улице Головачева в Кузьминках в Москве. Виталия Раздобудько подозревали в причастности к теракту 24 января 2011 года в аэропорту Домодедово в Москве, однако его участие впоследствии не подтвердилось. Затем 14 февраля 2011 года семейная пара русских мусульман совершила самоподрыв возле полицейского отделения в селе Губден Карабудахкенсткого района Дагестана (погибли 2 полицейских и 20 человек получили ранения). Перед терактом оба русских террориста оставили видеообращения, в которых призывают к борьбе с «неверными».

Уроженец Махачкалы Виктор Двораковский (родился в 1987 году) вместе с семьей перебрался в Ставропольский край. В 2007 году Виктор принял ислам (его имя в исламе Абдулла) и в скором времени присоединился к террористическому подполью в своем регионе. С конца 2010 года он был объявлен в федеральный розыск, поскольку его подозревали в причастности к терактам в Пятигорске и Ставрополе. При задержании в ночь на 14 июля 2011 года Двораковский оказал сопротивление, бросив в полицейских бомбу и ранив одного из них. Другая бомба взорвалась у него в руках, оторвав кисть левой руки. Суд приговорил его к 23 годам колонии строгого режима.

В Ульяновской области милицией была раскрыта деятельность «Ульяновского джамаата», который промышлял в 2002 — 2003 годах рэкетом и грабежом дальнобойщиков, а на полученные таким преступным путем деньги исламисты закупали оружие и боеприпасы, планируя совершить теракты (члены «Ульяновского джамаата» были причастны, например, к теракту в городе Каспийске Республики Дагестан). Делалось так: останавливали на трассах дальнобойщиков, отбирали у них фуры, самих дальнобойщиков брали в заложники, их большегрузы потом перепродавали уже со сбитыми номерами по отработанной схеме. «Ульяновский джамаат» был интернационален, в числе его участников были русский Сергей Сандрыкин и чуваш Валерий Ильминдеев. Примечательно, что Ильмендеев, оказавшись в колонии города Новоульяновска, где отбывал свой 13-летний срок заключения, сумел обратить в ислам радикального толка других своих сокамерников, многие из которых не были до этого экстремистами, а отбывали наказание за бытовые преступления. После этого ячейке удалось наладить связь с северо-кавказскими ваххабитами (у Ильмендеева имелись телефоны), созданный его стараниями в колонии «джамаат» присягнул
на верность тогдашнему лидеру «Имарата Кавказ» Доку Умарову, а выходившие на свободу зэки-исламисты, отправлялись на «джихад». И в 2012 году эту ячейку удалось вскрыть сотрудникам МВД по Приволжскому федеральному округу. Членов этого тюремного «джамаата» осудили, Ильминдеева отправили после этого отбывать наказание в Архангельскую область.

25 ноября 2010 года в Нурлатском районе Татарии силами МВД была ликвидирована группа из трех вооруженных радикал-исламистов. Каждый из бандитов был вооружен автоматом с подствольным гранатометом и имел при себе большое количество патронов. До того как силовиками была произведена ликвидация членов этой бандгруппы, 11 ноября 2010 года они пытались взорвать машину местного начальника подразделения Центра противодействия экстремизму МВД в Чистопольском районе республики. В последующие дни преступники обстреля-ли сначала егеря, затем дежурный экипаж частного охранного предприятия, но в итоге были блокированы ОМОНом и уничтожены. При этом «джамаат» представлял собой союз приверженцев ваххабизма и членов «Хизб ут-Тахрир». Лидером банды был Руслан Спиридонов, сын бывшего прокурора города Чистополя и этнический кряшен по национальности. Появление группы боевиков, стремящихся к созданию военно-полевого стационарного лагеря в лесу, позволило экспертам говорить о попытках реализации северокавказского сценария формирования ваххабитского вооруженного подполья. События в этом районе Татарстана получили название «нурлатский синдром».

Другой пример, когда «русский мусульманин» становится не просто членом, а именно лидером террористического джамаата, это история Андрея Антонова (род. в 1981 году) Он сколотил группу из пяти человек (все они были жителями Астрахани), 26 апреля 2011 года в городе Волгограде у здания ГИБДД террористы взорвали самодельное взрывное устройство. В результате теракта никто не пострадал. В этот же день у здания академии МВД было обнаружено еще одно взрывное устройство, которое было обезврежено саперами. Ислам Антонов принял (его имя в исламе Умар), отбывая наказание в колонии
за разбой. В банде также состоял его брат Алексей Антонов. После терактов в Волгограде террористы вернулись в родную Астрахань, однако 7 мая 2011 года были выявлены сотрудниками правоохранительных органов. При попытке задержания лидер «джамаата» Андрей Антонов предпринял попытку взорвать гранату, и оперативники астраханского СОБРа вынуждены были его застрелить. Остальные члены группы были арестованы, осуждены и получили сроки от трех до 19 лет лишения свободы.

В конце 2013 года всплыло имя еще одного «русского мусульманина», ставшего террористом, Павла Печенкина (род. в 1982 году). Уроженец Волжска (Марий Эл) Печенкин работал фельдшером на станции скорой медицинской помощи в родном
городе. В декабре 2011 года Печенкин увлекся исламом (его имя в исламе Ансар ар-Руси). Затем он уехал в Москву, сообщив родителям, что устроился там работать по специальности. Затем он направился в Махачкалу, где присоединился к «Тамир-Хан-Шурухинскому джамаату», после чего был послан в Волгоград, где 30 декабря 2013 года подорвал себя в троллейбусе. В результате теракта погибло 25 человек. Из всех «русских
мусульман», кто стал террористом-смертником, Павел Печенкин больше других унес человеческих жизней.

Одна из последних историй, которые связаны с вовлеченностью «русских мусульман» в ряды террористических организаций, относится к их участию в «джихаде» на территории Сирии. Череда «арабских революций» в 2010 — 2011 годов привела к падению правительства в Тунисе, Египте, Йемене и Ливии. В Сирии начавшаяся «арабская революция» наткнулась на твердое сопротивление законного правительства Башара Асада, и вскоре противостояние между ним и оппозицией вначале вылилось в гражданскую войну, затем приняло ярко выраженный религиозно-политический оттенок. Против Башара Асада на «джихад» стали прибывать со всего мира ваххабиты, видя в этой войне возможность для создания «халифата». Одной из действовавших на территории Ближнего Востока террористических группировок «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации) 29 июня 2014 года был провозглашен «халифат». Заветная «мечта» не одного поколения исламистов второй половины 20 — начала 21 веков воплотилась в жизнь, что привлекло еще больший поток ваххабитов, желающих влиться в ряды террористического интернационала. Исключением не стали и российские исламисты, которые с 2012 года стали прибывать в Сирию через Турцию. В их рядах были
и «русские мусульмане». В конце 2014 года группировка ИГИЛ была признана решением Верховного суда Российской Федерации террористической.

Среди тех «русских мусульман», которые отправились
на «джихад», мы можем назвать молодую семейную пару Станислава (родился в 1993 году) и Регины Васильевых из Альметьевска (Татарстан), которые в 2012 году уехали в Сирию вместе с братьями Наилем и Булатом Автаховыми. Станислав (в исламе его имя Абдулла) и братья Автаховы учились вместе с 2011 года в Альметьевском исламском медресе им. Р. Фахретдина, однако проучившись около года, решили отправиться в Сирию на «джихад». Васильев поехал туда вместе со своей женой Региной. Уже находясь там, какое-то время Станислав поддерживал телефонную связь с матерью, однако понимая, что при возвращении домой, будет арестован за участие в незаконных вооруженных формированиях, остался в Сирии. Его молодая жена Регина на момент отъезда была беременной. Остается только поражаться религиозному фанатизму этих людей, из-за которого они поступили столь безрассудно, обрекая на трудности своего еще даже не родившегося ребенка. Дальнейшая судьба Станислава и Регины Васильевых неизвестна. Но они стали первыми известными по публикациям в прессе «русскими мусульманами», уехавшими в Сирию.

Другой представитель русских мусульман, который также выбрал для себя путь участия в «джихаде» в Сирии, молодой московский актер Вадим Дорофеев (1983 — 2014). Он успел
сняться в десяти кинофильмах, наибольшую известность ему принесла роль в фильме «Дочь якудзы» (2010). В январе 2014 года он принял ислам вместе со своим другом актером Леонидом Тележинским, а 16 сентября того же года уехал в Сирию, оставив в Москве жену и двоих детей. Находясь в Сирии, 20 декабря 2014 года Дорофеев погиб.

В январе 2015 года стало известно о казни 30-летнего студента заочного отделения Российского исламского университета (Казань) Сергея Ашимова (в исламе его имя Абдулла), уехавшего в Сирию на «джихад», но заподозренного ИГИЛовцами (ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации) в работе на российские спецслужбы. Его казнь была снята на видео и размещена в сети Интернет, однако она имеет ярко выраженный постановочный характер (примечательно, что в роли палача выступает казахский подросток, расстрелявший из пистолета Сергея Ашимова и еще одного приехавшего в Сирию на «джихад» 38-летнего уроженца Казахстана Жанболата Мамаева).

Один из последних случаев принятия ислама русским, уехавшим затем на «джихад» в Сирию, связан с жителем города Набережные Челны (Татарстан) Михаилом Головенко. Его биография отражает один из примеров русского идейного мусульманского неофитства. Михаил был обычным гопником у себя в городе, затем оказался в тюрьме, где принял под влиянием сокамерников ислам ваххабитского толка. Выйдя на свободу
весной 2014 года, он решил уехать в ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации). Оказавшись в Сирии, он участвовал в грабеже и мародерстве вместе с боевиками. Однако у Михаила характер борзого и болтливого гопника, любящего «понты» и «крутизну». Это стало вызывать у ИГИЛовцев подозрение, и его стали принимать за «шпиона». А в таких случаях подозрения заканчиваются отрезанием головы, здесь ИГИЛовцы особенно не церемонятся. Головенко решил вернуться домой в 2015 году. Неизвестно, что такой человек сделал бы, оставаясь на свободе, имея за плечами боевой опыт и идеологический настрой. Да и сам бы он
в глазах ваххабитов в Татарстане выглядел бы авторитетом, дескать, побывал на «джихаде», повоевал за «халифат». Но он был арестован и 19 ноября 2015 года получил наказание в виде шести лет лишения свободы.

Кроме Сирии, которая притягивала к себе весь ваххабитский интернационал со всего мира с 2011 года, по-прежнему сохранял свою притягательность для желающих вести «джихад» из России Афганистан. Русских мусульман, избравших для себя путь террора, Афганистан притягивал еще с 2000-х годов (история с Павлом Дороховым из Башкортостана, приведенная выше, наиболее яркая к этому иллюстрация). Но и в 2010-е годы, когда центр притяжения исламистов со всего мира передислоцировался в Сирию, Афганистан оставался тем местом, куда отправлялись радикалы со всего света, в том числе и из России. Один из последних таких случаев — история с 28-летним русским мусульманином Семеном Нагибиным (в исламе взял имя Салим), который выехал из Челябинска в Таджикистан, чтобы оттуда перебраться в Афганистан. На милицейском блокпосту в Пянджском районе Таджикистана сотрудникам правоохранительных
органов он показался подозрительным, те решили уточнить кто он такой, а Нагибин посчитал, что его сейчас арестуют, поэтому сам напал на одного из милиционеров с ножом. Силовики открыли огонь, ранив в ногу Нагибина, после чего его доставили
в местную больницу. На допросе Нагибин рассказал о своих планах. Впрочем, неудавшемуся джихадисту удалось сбежать из больницы, предварительно сняв с себя наручники и завладев пистолетом охранявшего его милиционера. Вскоре его окружили, он попытался оказать вооруженное сопротивление, и был убит при задержании.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *