Участие новообращенных мусульман в террористической деятельности в России: причины, примеры, масштаб проблемы

Сулейманов Раис Равкатович, эксперт Института национальной стратегии, Казань.

Под новообращенными мусульманами понимаются представители тех народов, которые исторически не исповедовали ислам, но приняли его в силу субъективных причин. Причины, побуждающие людей немусульманского происхождения принять ислам, бывают разные: от духовного поиска, обретения нового смысла жизни, заключения брака с мусульманином/мусульманкой до конъюнктуры и выгоды, а также попадания под влияние других мусульман. Одной из причин, по которым русские выбирают ислам, также  ледует указать отсутствие у русского исламского неофита религиозного опыта пребывания в лоне православия — традиционной религии русских. Делая свой добровольный выбор в пользу ислама, к сожалению, нередко такие новые мусульмане попадают под влияние религиозных радикалов, которые используют новообращенных в качестве той массы, которая готова вступить на путь экстремизма и терроризма.

К сожалению, постсоветская история ислама в России пестрит многочисленными примерами того, как новообращенные мусульмане становились на путь религиозного терроризма, тем самым, только дискредитируя ислам. Это породило у части традиционного мусульманского духовенства определенную насто-роженность по отношению к «русским мусульманам», что вызвано именно свойственным им «синдромом неофита», когда они в своем религиозном рвении демонстрируют крайность и радикализм.

Проблема исламского терроризма с «русским лицом» является одной из главных причин негативного и настороженного отношения к «русским мусульманам». Впервые эта проблема была обозначена в начале Второй чеченской войны (1999—2001), когда на стороне ичкерийских боевиков стали участвовать террористы русской национальности.

Первыми «русскими мусульманами», вставшими на путь религиозного терроризма, можно назвать студента Карачаево-Черкесского педагогического университета Николая Епринцева и жителя Новокузнецка Виктора Мирошкина, планировавших теракт на рынке «Фаллой» во Владикавказе 23 сентября 1999 года. Оба до этого прошли боевую подготовку в диверсионно-террористическом лагере в Сержень-Юрте (Чечня) амира Абу Саида, одного из полевых командиров Хаттаба. Совершить теракт им не удалось, поскольку при пересечении Ингушетии (они направлялись из Чечни в Северную Осетию) были остановлены сотрудниками МВД, а в их автомобиле был обнаружен тротил

Другим русским мусульманином, избравшим для себя террористическую деятельность, стал участник «Кукморского джамаата» 21-летний Олег Бабушкин. Члены банды организовали 1 декабря 1999 года теракт на газопроводе в Кукморском районе Татарстана..

В июне 2000 года в Грозном произошли два теракта, организованные смертниками. Ими оказались два русских мусульманина Александр Алексеев и Сергей Дмитриев.

В феврале 2001 года в Набережных Челнах (Татарстан) с целью выкупа был похищен сын начальника городского жилищного хозяйства Якова Геллера Анатолий. Среди группы похитителей, рассчитывавших получить выкуп в 320 тысяч долларов, был 27-летний Максим Гапонов. При допросе выяснилось, что он принял ислам ваххабитского толка в 1998 году, поехал в учебный лагерь «Кавказ» в Чечню к Хаттабу, встречался и даже регулярно молился вместе с лидером чеченских боевиков Шамилем Басаевым, а потом по их заданию участвовал в организации похищения сына чиновника. «Следователям Гапонов твердо заявил, что на земле он подчиняется лишь приказам Хаттаба, а на небе — Аллаху», — пишут о нем исследователи.

Если в начале ХХ века русскими по национальности террористами в России становились революционеры левых и анархических взглядов, то в начале двадцать первого столетия русскими террористами становились исламисты. На протяжении первого десятилетия текущего столетия участие «русских мусульман» в рядах террористических групп становится не просто заметным, но порой отмечаются случаи, когда они становились их лидерами и создателями. Не обобщая всех «русских мусульман», можно заметить, что если где-то русские мусульмане достаточно быстро и заняли крепкие позиции в среде исламской уммы России, то именно в ваххабитских джамаатах.

В качестве наиболее характерного примера «русского мусульманина», занявшего позицию лидера в террористической банде, можно привести уроженца Волгоградской области Павла Косолапова (родился в 1980 году). Биография Косолапова (в исламе его имя Мохаммед) примечательна именно тем, что перед нами образец «русского мусульманина», который был не только исполнителем, но и идейным вдохновителем терактов в России в 2004 — 2007 годах. Приняв ислам (по одной из версий он сделал это под влиянием курсантов-кавказцев во время обучения в Краснодарском высшем военном  командном инженерном училище, куда он поступил в 1997 году, однако, не доучился и оставил его), он поехал в Чечню в 1999 году, где прошел военно-деологическую подготовку в учебно-диверсионном лагере «Кавказ» в Сержень-Юрте у Хаттаба. Вскоре, благодаря своим способностям, он сам стал инструктором. Затем Косолапов участвовал в организации терактов в московском метро 6 февраля 2004 года (погибло 42 человека), в том же месяце и в марте организовал взрывы на магистральном газопроводе и линиях электропередач в городах Московской области Чехове, Подольске и Бронницах. После этого он вернулся домой в Волгоградскую область, откуда отправился в Самару, где участвовал в организации теракта на вещевом рынке города 4 июня 2004 года, в результате которого погибло 11 человек (исполнителем взрыва был ученик Косолапова по лагерю «Кавказ» Еркингали Тайжанов из Казахстана). 13 августа 2007 года Косолапов организовал подрыв железной дороги, в ходе которого сошел с рельсов поезд «Невский Экспресс», направлявшийся из Москвы в Санкт-Петербург. В результате травмы получили 60 пассажиров, из которых 25 были доставлены в больницу (к счастью, никто из них не погиб). В настоящее время Павел Косолапов находится в международном розыске. За совершенные теракты Косолапов получил в СМИ прозвище «русский бен Ладен».

Если некоторые русские исламисты, совершавшие теракты в конце 1990-х и первой половине 2000-х годов, имели за спиной опыт обучения в лагере «Кавказ» у Хаттаба, то следующим центром притяжения для других русских ваххабитов был «Булгарский джамаат» в Афганистане (название это сообщество получило в память о Волжской Булгарии — средневековом мусульманском государстве на Средней Волге, официально принявшего ислам в 922 году от послов Багдадского халифата). Образовавшийся с 1999 года как землячество выходцев из Поволжья, прибывших на «джихад» в Афганистан в ряды талибов, он пополнялся не только татарами и башкирами, но и русскими по национальности мусульманами. Одним из самых известных русских боевиков «Булгарского джамаата» был Павел Дорохов (1970 — 2008), уроженец Баймакского района Башкортостана (в исламе его имя Абдул Муджиб). Пройдя в рядах «Булгарского джамаата» боевую подготовку в 2006 — 2007 годах, Дорохов прибыл в город Салават (Башкортостан), где сумел организовать ячейку «Булгарского джамаата», в которую вошел Рустем Зайнагутдинов. В 2008 году террористы пла-нировали организовать взрывы на станции водозабора «Салаватводоканала» и в хранилище жидкого аммиака на предприятии «Салаватнефтеоргсинтез». Однако осуществить задуманное террористам не удалось: 28 августа 2008 года Зайнагутдинов был задержан, а Дорохов был застрелен у себя в квартире при задержании, поскольку оказал сопротивление. Зайнагутдинов был приговорен к 15 годам лишения свободы.

Другим примером этнически русского мусульманина, который побывал в Афганистане, стал житель Нижневартовска Андрей Баталов (родился в 1979 году). После принятия ислама он отправился учиться в Иран, оттуда перебрался в Пакистан, а затем оказался в Афганистане, где в 2007 году был осужден за террористическую деятельность и провел в афганской тюрьме пять лет. Другой житель Нижневартовска Алексей Бабин (родился в 1989 году) в составе группы из пяти исламистов был убит в Таджикистане 16 июля 2009 года во время нападения на пост Национальной гвардии Таджикистана. В 2009 году другие русские жители Нижневартовска Сергей Мокин (исламское имя Абдулкерим), Эдгар Копсергенов (Белал) и Алина Охтова были уничтожены в ходе спецоперации в Ингушетии. Как констатируют исламоведы, «славянские мусульмане-неофиты все чаще стали выступать в качестве „передового эшелона“ террористов».

В 2009 — 2010 годах на территории Башкортостана действовала террористическая банда, которую возглавляли уроженец Ингушетии Башир Плиев (родился в 1966 году) и русский житель города Белебея Владимир Тураев (родился в 1973 году). Сама группировка была тесно связана с ваххабитами из Сургута (Ханты-Мансийский автономный округ). Интернациональный по своему составу «джамаат» Плиева-Тураева (помимо названных исламистов туда входили: Александр Яшин, Олег Шайхулов, Ирек Гайнуллин, Вадим Карамов, Нафис Шаймухаметов, Ильшат Шафиев и Наиль Ахметгареев) промышлял разбоем, вымогательством и организацией терактов. В апреле 2009 года они взяли в заложники 17-летнего сына вице-президента компании «Роснефть» Михаила Ставского: подростка удалось освободить, а в Ингушетии, куда его вывезли, задержали исполнителей (среди которых был русский ваххабит Михаил Чернобровкин). Однако организаторов похищения, находившихся в Башкортостане, тогда найти не смогли. 23 марта 2010 года исламисты совершили нападение на продуктовый склад бизнесмена Тагира Риянова, но неожиданно родственники коммерсанта (он вел семейный бизнес) оказали бандитам сопротивление, и тогда они «залегли на дно». Их искали, 27 марта 2010 года в городе Октябрьский (Башкортостан) спецназ ФСБ и СОБР МВД провел против них спецоперацию. Всем участникам группировки, кроме 26-летнего Александра Яшина, в тот день удалось скрыться. Яшин оказал при задержании сопротивление, был ранен, но умудрился вырваться из окружения, потом проник в городскую больницу, где стал требовать от врачей скорейшего лечения, попытался даже их взять в заложники, но был нейтрализован спецназом. 30 марта 2010 года уже на территории Челябинской области арестовали Башира Плиева (имел прозвище Эмир Башкирский). Другие члены «джамаата», находясь на свободе, 7 июня 2010 года у деревни Вязовка Бирского района Башкортостана заложили взрывчатку под линией электропередачи (ее удалось вовремя обнаружить и обезвредить), а в ночь с 11 на 12 июня 2010 года около поселка Суксун (Пермский край) напали на пост ДПС, где застрелили двух сотрудников полиции. Затем 4 июля 2010 года террористы заложили взрывчатку под магистральный газопровод высокого давления в Бирском районе Башкортостана (к счастью, заложенное ими самодельное взрывное устройство было вовремя обнаружено и обезврежено). Банда организовала в лесу возле деревни Кургаш Архангельского района Башкортостана свой лагерь, однако 17 августа 2010 года в ходе спецоперации ФСБ и МВД члены «джамаата» были схвачены[21]. Скрыться удалось только одному члену группировки — Владимиру Тураеву (до сих пор находится в розыске). Как отмечают наблюдатели, «ситуация, когда среди задержанных ваххабитов оказываются сразу несколько этнических русских, уже стала обыденной». По оценке исследователя Владислава Мальцева, «на улицах башкирских городов и сел русские мусульмане достаточно заметны». «В Аскине, райцентре того самого периферийного района на севере Башкирии, где в деревне Кубиязы родились и „партизанили“ уничтоженные в августе этого года „лесные братья“ — 32-летний Нафис Шайму-хаметов, 28-летний Ирек Гайнулин, 23-летний Ильфат Шафиев и 30-летний Вадим Карамов, по данным СМИ, лишь за прошедший год число новообращенных мусульман среди русских возросло в четыре раза»[22], — констатирует он.

Наибольшей известности из числа русских ваххабитов достиг (и пока его популярности никто не превзошел) уроженец Улан-Удэ Александр Тихомиров (1982 — 2010), известный больше под псевдонимом Саид Бурятский. Личность последнего уникальна тем, что из всех «русских мусульман», избравших путь терроризма, он остался в истории российского ваххабизма как наиболее харизматичный проповедник. Все известные до сегодняшнего дня русские исламисты-террористы не использовали видео-проповедь как форму агитации, чтобы распространять свои взгляды. Саид Бурятский эту идею не просто реализовал, обладая для этого определенным талантом агитатора, но и сохранил свое наследие даже после своей смерти. До сих пор его проповеди, лекции, выступления в виде роликов можно свободно найти в Интернете. Примечательно то, что Саид Бурятский из всех русских мусульман становится одной из самых первых заметных фигур, которые знаменуют собой череду участия русских мусульман в террористической организации «Имарат Кавказ», чей пик активности приходится на 2007 — 2013 годы. После этого организация уступает по популярности среди российских ваххабитов ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации), которая на Ближнем Востоке сумела создать на территории Сирии и Ирака свое «исламское государство» в виде «халифата».

До того, как Саид Бурятский присягнул на верность в мае 2008 года лидеру «Имарата Кавказ» Доку Умарову и присоеди-нился к террористическому подполью на Северном Кавказе, вся его биография была связана с Советом муфтиев России. «Начав с работы в улан-удэнской общине ДУМАЧР, Бурятский переехал в Зеленоград (Подмосковье), где получил образование в исламском колледже „Расуль-Акрам“, потом учился в бугурусланском медресе „Аль-Фуркан“ (тоже действовавшем под эгидой СМР), а затем работал в центральном аппарате СМР и читал проповеди в московской мечети „Дар-уль-Акрам“, которую возглавлял генеральный секретарь СМР Мухаммад Карачай»[23], — так описывает вехи его жизни исламовед Роман Силантьев. В 2002 — 2005 годах Саид Бурятский учился в Центре изучения арабского языка «Фаджр» в Египте, посещал лекции в исламском университете «Аль-Азхар» в Каире, причем среди его учителей значатся салафитские шейхи Мухаммад Хасан, Махмуд Мисри и Мухаммад Юсри. В 2004 году он на четыре месяца уехал в Кувейт на образовательные курсы, совершенствуя знание арабского языка. После чего вернулся в Египет, однако в скором времени уехал в Россию, так и не получив диплома, по одной из версий, из-за опасения быть схваченным египетскими спецслужбами. Из всех «русских мусульман», ставших террористами, Саид Бурятский действительно свободно владел арабским языком, знал Коран и хадисы, которые умело впоследствии цитировал в своих проповедях и лекциях в собственной интерпретации. Вернувшись в Россию, Бурятский трудоустраивается в книжное издательство «Умма» и работает в Московской соборной мечети. В 2007 году совершает хадж в Мекку и Медину. Вторая половина 2000-х годов знаменует собой начало массового доступа россиян к сети Интернет, и с этого времени видео-проповеди Саида Бурятского весьма популярны среди русскоязычных мусульман. Бурятский становится живым примером русского неофита, не просто принявшего ислам, а ставшего успешным исламским проповедником. До сегодняшнего дня из всех известных русских мусульман, включая даже тех, кто достиг поста муфтия, объективно нет равного ему по харизме проповедника, столь свободно владеющего арабским языком, умею-щего также свободно цитировать по памяти Коран и хадисы, владеющего доступной для понимания широкой аудиторией устной речью. И именно поэтому он был привлечен боевиками «Имарата Кавказ» на свою сторону. Получив видеописьмо от одного из заместителей Доку Умарова полевого командира Муханнада с предложением присоединиться к «джихаду» на Кавказе, Бурятский откликнулся, и в мае 2008 года приехал в Ингушетию, где и присягнул на верность лидеру «Имарата Кавказ». До своей гибели (2 марта 2010 года) он успел организовать покушение в отношении президента Ингушетии Юнусбека Евкурова (22 июня 2009 года глава Ингушетии получил ранения, но остался жив), теракт 26 июля 2009 года на Театральной площади в Грозном (погибло шесть человек, включая четырех высокопоставленных сотрудников МВД), взрыв 17 августа 2009 года ГАЗели возле ГОВД города Назрани (погибло 25 сотрудников милиции и 260 человек было ранено). Также выявлена причастность Бурятского к организации теракта 27 ноября 2009 года в отношении поезда «Невский экспресс», следовавшего из Санкт-Петербурга в Москву (погибло 28 пассажиров и 132 человека оказались ранеными). Весь период нахождения в рядах «Имарата Кавказ» Бурятский регулярно выступал с видео-обращениями, отвечал на присланные ему вопросы, выступал с проповедями, которые выкладывал в сеть Интернет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *