К вопросу о некоторых причинах принятия псевдо-исламской идеологии

Тарасевич Иван Анатольевич, доцент Тюменского государственного университета, доктор  ридических наук, Тюмень.

Я занимаюсь исследованием такой актуальной темы как религиозная безопасность. Речь идет о состоянии защищенности общества, человека и государства от угроз, которые возникают в религиозной сфере. Я считаю, что это направление сегодня является ключевым, по крайней мере, для России, потому что именно религиозные идеи двигают всем миром. Я считаю, что экономика, политика — это только инструменты. На первом месте все-таки стоит религиозная мотивация тех или иных лиц, которые имеют возможность управлять глобальными процессами.

Я считаю, что религиозная мотивация, вообще, самая сильная. Может быть, верующих людей не так много, небольшой процент, но, если человек борется за Царствие небесное, за свою вечную жизнь, то он способен свернуть горы. Он способен сделать то, что покажется другим людям фантастикой. Именно эти люди ведут за собой общество. Я считаю, что религиозная мотивация и вопросы религиозной безопасности нами недооценены. Сейчас я хотел бы поговорить о псевдо-исламской идеологии и о том, каковы некоторые причины, по которым ее принимают, в том числе молодежь.

Что такое псевдо-исламская идеология для меня? Я не берусь использовать термин ваххабизм. Если мы говорим с профессионалом и говорим, что ваххабизм — это то, что нужно запретить, что это однозначно плохо, профессионал всегда найдет аргумент в противовес. Поэтому, я буду говорить именно о псевдо-исламской идеологии. Что это такое? Мы открываем закон об экстремистской деятельности в Российской Федерации, описанные там деяния и есть псевдо-исламская идеология в действии. Они имеют религиозную окраску, подаются как суть ислама и поддерживаются какими-то проповедниками.

Есть определенные причины, по которым эту идеологию люди принимают. Эти причины сходны с причинами принятия других идеологий, например, сектантских. Хотя понятие секты я не употребляю. Я оперирую другим термином — «религиозное объединение деструктивной направленности». Важно отметить, что люди, которые проповедуют псевдо-исламскую идеологию, уверены, что их понимание ислама является верным и единственно возможным.

Итак, первая причина, о которой нужно сказать, — это страх. Я изучаю религиозные процессы в Средней Азии и достаточно часто там бываю. Я для себя очень многое открыл после знакомства с пенитенциарной системой Казахстана. На данный момент в колониях уже сформировалась иерархия параллельная воровской. Славяне и представители других  ациональностей принимают ислам для того, чтобы быть защищенными. Для того чтобы выжить в колонии, выжить в этой среде. Потому что умма — это сообщество людей, предлагающих эту защиту, защиту в криминальном мире, и член этой общины чувствует себя достаточно комфортно.

Эти процессы становятся очень актуальными и среди студентов. Например, я преподаю экономистам, юристам. Среди них много представителей национальностей, которые относятся к южным республикам бывшего Советского Союза. Я могу подтвердить, что даже в студенческой среде, не говоря уже о школьной, для многих, тех же славян, представителей других религиозных объединений, стоит вопрос выживания. Я общался со студентами, они говорят, что нет альтернативы, такой группы, в которой они могли бы себя чувствовать защищенными. Иногда они принимают псевдо-исламскую идеологию, чтобы быть защищенными, а не получать каждый день тумаков.

Вторая причина — это пустота, которая царит в нашем обществе. Особенно это характерно для подростков, и особенно для молодых людей. Им нужна культура, нужна группа, к которой бы они принадлежали. Группа, в которой они чувствовали бы себя среди единомышленников, среди своих. Они видят тех самых людей, которые заражены этой псевдо-исламской идеологией, видят, как эти люди помогают друг другу, как они сплочены. Многих это привлекает.

Третья причина — это недостаток образования. Специалисты, с которыми я общался в Средней Азии, отмечали, что люди, которые принимают псевдо-исламскую идеологию, чаще всего имеют низкий уровень образования. Полагаю, что очень многие переходят в псевдо-исламские группы из-за недостатка знаний. Например, если человек ничего не слышал о каких-либо альтернативных религиозных картинах мира, для него, действительно, могут быть откровением богословские выкладки о чувственном рае, как он трактуется в псевдо-исламской идеологии. Возможным вариантом борьбы с такой проблемой может быть изоляция радикальных исламистов. Нужны специализированные колонии для носителей псевдо-исламской идеологии.

Что же касается пустоты и недостатка образования, нужны курсы для ликвидации религиозной безграмотности, которые должны проводиться в широких масштабах: и для студентов, и для взрослых, и для школьников. В своей диссертации я все-таки настаиваю на том, что, например, носители псевдо-исламской идеологии в колониях могут вполне посещать занятия, на которых им давали бы богословское понимание верного ислама. Не исключено, что человек впервые услышит о чем-то таком, о чем он просто не знал, и через какое-то время откажется от своих заблуждений. Необразованность и невозможность получить необходимое религиозное образование — это очень серьезная проблема для России. И здесь мы затрагиваем область государственных и религиозных отношений. Государство — это главный субъект обеспечения безопасности. Поэтому именно государство должно заботиться о том, чтобы ликвидация религиозной безграмотности осуществлялась для широких слоев общества и на территории всей страны. Это задача государства, и оно должно для ее выполнения очень много сделать.

Нужны определенные законодательные изменения. В частности, нужно внести определенные поправки в Конституцию Российской Федерации. Недавно я принимал участие в конференции в Тюмени, где общался с представителями Узбекистана. Они сказали: «Знаете, представители бывших республик Советского Союза на вас, на русский народ, смотрят с надеждой. Почему? Потому что, по факту только вы — единственный народ за всю историю, который смог вокруг себя построить империю. Если вы сейчас не станете ядром и движущей силой вот этого нового евразийского пространства, который называют новым СССР, если вы не сможете это сделать, никто не сможет». Но русский человек невозможен без русской культуры, а русская культура немыслима без православия. Поэтому в конституции Российской Федерации должно быть упоминание в преамбуле именно о православии. Это внесет изменение в конституционную доктрину нашего государства, приведет к изменениям во всех законодательных актах на территории Российской Федерации. Конституция — это документ, который во многом определяет все строение, всю материю нашего общества, нашего государства.

Если мы будем смотреть правде в глаза, мы увидим, что только эта конфессия, христианская, может предложить сейчас максимум обществу. Если найдете альтернативу через какое-то время, да, пожалуйста. Но в первую очередь нужно государству работать и находить точки соприкосновения с Русской Православной Церковью, потому что она является доминирующей. Потому что большинство граждан России идентифицируют себя все-таки с православием.

Я хочу сказать, что необходимо закрепление традиционности тех или иных религий на территории Российской Федерации. Для того чтобы в новых правовых условиях представители религиозных объединений могли уже на твердой правовой основе вести проповедь в армии, работать с незащищенными слоями населения, преподавать в школах и вузах. Это решит еще один вопрос — недостаток образования в обществе, поможет заполнить пустоту.

Это всегда взаимный процесс. Религиозные объединения тоже должны кое-что сделать со своей стороны. Многие проблемы на нашем поле, связанные с псевдо-исламской идеологией, могут быть решены благодаря работе исламских богословов.

В Казахстане сейчас формируется свой домашний ислам, который свободен от всяких экстремистских проявлений. Такой опыт можно использовать и на территории России. Если бы известные исламские теологи и богословы могли выступить с четким определением, как нужно понимать священное писание, рассказали, какая трактовка текста является правильной, а какое понимание неправильно, это помогло бы решить многие проблемы.

Русской Православной Церкви я мог бы порекомендовать использовать практику православных братств, которые издавна помогали отстаивать православную культуру. Эти общественные объединения могли бы решить проблему пустоты. Именно туда могли бы влиться молодые люди, наши с вами дети, те, ради кого мы живем.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *