«Будь с нами, нас много». Как молодежь через соцсети вербуют в ряды террористов-смертников

Особой обработке подвергаются старшеклассники и студенты с печальными статусами


Раньше вербовщики пытались заманить студентов, а сейчас старшеклассников, у которых вообще нет жизненного опыта
Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Социальные сети, в которых нынче все «зависают», стали местом вербовочной работы террористов. Выбирая молодежные группы, они напрямую доносят нужную им информацию, заманивая в свои ряды.

— Ты нужна нам, — написал уроженец Дагестана своей бывшей однокласснице в социальной сети. — Зачем ты живешь сама, без мужчины? Будь с нами, нас много! Мы понимаем и разделим твои проблемы!

— А ребенок?

— Родишь еще! Ты красивая женщина, достойна лучшего. У нас есть командир, не женат. Родишь от настоящего мужчины!

Слова легли в подготовленную почву. Марем после школы уехала в другой город — Таганрог, вышла замуж, потом развелась, возвращаться к родителями не хотела, она осталась одна против огромного количества проблем. А одноклассник сулил ей именно то, что она хотела. Через пару месяцев Марем, бросив ребенка и украв деньги, уехала в Сирию. Жених, правда, погиб, пока она добиралась. Она вышла за другого.

Знакомые девушки уверены, что ей заморочили голову. Она нигде не училась, не могла критически относиться к словам одноклассника-манипулятора.

— Они (вербовщики, — от авт.) — тонкие психологи. Берут выдержки из религиозных книг, вырванные из контекста, и применяют к людям, которые хотят найти себя, самоутвердиться, — пояснил после случившегося лидер дагестанской общины Таганрога Алипаша Абдулгалимов. — Они ищут слабые места, обещают рай, если те встанут на путь джихада. Нормальный трезвомыслящий человек понимает: это неправильно. Вот девочка уехала, не подумав, что будет с ее родителями.


Марем поехала в Сирию в надежде найти семейное счастье

В РОСТОВЕ ДЕВУШКИ ХОТЕЛИ ВЗОРВАТЬ ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР

А вот еще одна история. В прошлом году в Ростове-на-Дону вынесли приговор трем девушкам. Обычные славянские красавицы, которые приехали учиться в донскую столицу, а через пару лет были задержаны по подозрению в подготовке взрыва. Во время обыска в доме, который они арендовали (жили своеобразной коммуной), нашли бомбу, поражающие элементы и жилет-разгрузку. Девушки планировали взорвать торговый центр.


Эти девушки готовили взрыв в торговом центре Ростова-на-Дону

Как за пару лет они отказались от всего, в том числе фактически от своих семей? Все до банальности просто: одна познакомилась с выходцем из южной республики, любовь-морковь-свадьба-ребенок, потом начались неурядицы и семейные конфликты. В какой-то момент рядом никого не оказалось, зато появились новые друзья и вера. Через некоторое время она, будучи сильнее по характеру, «потянула» за собой и подруг, у которых тоже было не все в порядке с личной жизнью.

Что общего между историей Марем и этих девушек? Все они были несчастны в любви. Что их ждало у террористов? Ничего хорошего. Два пути — либо смертница, либо жена боевика. При этом у них своеобразное отношение к браку: супругой женщина может становиться много раз и многих мужчин. Главное — побольше детей — это будущие боевики. Потому террористов интересуют только девушки детородного возраста. Что касается парней, то они требуются вербовщикам для одного – в качестве бойцов и убийц.

КРАСИВЫЕ КАРТИНКИ И СЛОВА-«КРЮЧКИ»

Разберемся по порядку. Вербовщиков интересуют юные умы без критичного отношения к жизни, которые почти все принимают на веру. Боевики размещают в социальных сетях короткие яркие ролики (ныне правит клиповое сознание), смешное видео или тех же котиков-мими с логотипом своих организаций. Это делается с одной целью — создать ассоциацию, убедить, что на самом деле террористическая организация не так страшна, как ее «малюют». Воздействие идет больше на подсознательном уровне, так сказать, подготовительный этап обработки огромной массы пользователей.

Дальше все зависит от жизненных обстоятельств самой жертвы. Если у подростка все хорошо дома, он находится в стабильном психофизиологическом состоянии, знает, куда поступит, а вуз находится в родном городе, то «запудрить» ему мозги можно, но сложно. Другое дело, когда молодой человек приезжает в незнакомый город. Стресс — вот триггер, на который его будут ловить.

— Жизненного опыта нет, студенческий быт несладкий, постоянный стресс. Плюс юношеский максимализм и сомнения в том, что родители его понимают. Либо несчастная любовь, разочарование, депрессия и опять же, как ему кажется, отчужденность окружающих, — говорит ветеран спецслужб. — А тут оп-па: в Интернете кто-то лайкнул пост, который ему понравился. Через некоторое время опять лайкнул, написал комментарий, потом в личку или директ, зафрендились.

Новый собеседник готов выслушать с пониманием и без осуждения, посочувствовать, всегда интересуется делами. Незаметно жертве навязывают картинку — он одинок, его не понимают. Внушается образ виновника всей этой ситуации (родители, бывший возлюбленный/возлюбленная или государство), а затем — путь решения проблемы.

Молодому человеку могут вложить в голову, что взрослые ошибаются, они марионетки. Он начинает четко делить мир на «свой» и «чужой». Круг общения подростка — он и его новые друзья в сети, а остальные, в том числе «непонимающие» родители, — чужие. Из аморфной обиды или сиюминутной ненависти формируется цель, враг, мишень и решение. Путь к фанатизму и сверхцели расписан по шагам.

А вот для девушек, к примеру, уставших от феминизма, будет другой «крючок» — симпатичный брутальный парень, который пишет красивые слова. Он готов решить все, в том числе денежные проблемы, рвется жениться при условии, что невеста бросит учиться, переедет к нему жить. Что будет дальше, догадываетесь?

Главная цель вербовщиков — заставить жертву распрощаться с нынешним окружением, поменять жизненные приоритеты, отправиться в ту же Сирию к «светлому будущему».


Если школьник неожиданно потерял интерес к играм, когда раньше залипал, это уже первый звоночек

ПРИЗНАКИ «ОБРАБОТКИ» ЖЕРТВЫ

Уберечь можно. На той стороне работают не суперпрофессионалы. Эти люди не проходили длительного специального образования, не имеют многолетнего опыта работ. Их задача — зацепить жертву с нестабильным состоянием. Задача родных и друзей – вовремя почувствовать неладное и вмешаться. Разоблаченный манипулятор уже не сможет завершить свою работу и повлиять сознание.

Существует набор общепризнанных признаков, которые дают возможность понять, что в отношении человека ведется «комплекс мероприятий».

У человека меняется модель поведения, меняется круг друзей или появляется знакомый, который выбивается из привычного круга. Человек начинает интересоваться тем, на что раньше не обращал внимание.


Взрослые должны знать, чем дети интересуются в сети

— Вот раньше играл подросток в компьютерные игры, прибегал и показывал переписку с одноклассниками, смеясь над ними. А тут резко перестал так делать, начал много с кем-то общаться, писать в соцсетях, — продолжает собеседник. — Подростки, опять же в силу малого жизненного опыта, скрыть изменение интересов не могут. Если ребенок закрывается, резко изменил привычки — это первый и важный сигнал.

ЗАЙМЕМ «ОБОРОНУ»

Государственные структуры пачками закрывают сайты вербовщиков, блокируют сомнительные аккаунты. Но в душу заглянуть к каждому подростку, который находится у грани, государство не может. Да и не надо такое.

Линий обороны — две. Первая и главная — семья и друзья, которые должны вовремя заметить первые признаки беды (заглянуть тихонько в компьютер никто не мешает, но лучше, если об этом ребенок никогда не узнает).

Вторая линия обороны — школа. Повезет, если ответственный учитель вовремя увидит изменения в школьнике, которого знает «как облупленного» последние пять-десять лет, найдет время для разговора или возьмет за руку и поведет к психологу.

Сложнее, если молодого человека начинают вербовать, когда он переехал в чужой город и поступил в вуз. Специалисты говорят, что в 75 процентах случаях помогает именно окружение, остальное зависит от самого человека.

— Каждый должен научиться критически относиться к информации: если возникают вопросы – перепроверять. Это поможет в любой ситуации, даже когда вы просто решили взять кредит в банке, — говорит психолог Елена Новоперская. — Появился жених и зовет к себе в южные края, а посоветоваться не с кем? Затурканные родители, которым не до вас, а подругам не хочется признаться? Сейчас достаточно много бесплатных служб психологистической помощи, телефоны которых есть в Интернете, — позвоните, поговорите. Ваше имя требовать никто не будет, главное — помогут расставить приоритеты и увидеть то, что раньше не замечали. Были реальные случаи, когда один звонок помогал разобраться. Никогда не забывайте, что пироженки, конфетки и светлые обещания никогда просто так не раздаются, почти всегда за этим скрывается двойное дно.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

У одних сверхцель, у других большая нужда в защите

Ольга Бухановская, психиатр, кандидат медицинских наук:

— Мне кажется, будет правильно по-возможности проводить человеку, который оказался завербован, психолого-психиатрическое обследование, чтобы понять — какие мотивы, причины привели его «к жизни такой», болен или не болен. Научный подход поможет более глубоко разобраться в природе явления, а главное — помочь ему, а также другим потенциальным жертвам.


Ольга Бухановская считает, что научный подход поможет более глубоко разобраться в природе явления, а главное — противостоять.

Могу предположить, что есть четыре категории людей, которые потенциально склонны к «вербовке» террористов. Первая — люди, имеющие корыстные цели, с ними, думаю, понятно. Вторая категория — вполне здоровые люди, но с определенными проблемами — сильной доверчивостью, внушаемостью, которые не чувствуют любви, защиты, им требуется постоянная опека, чтобы кто-то решал за них проблемы. Они могут идти к террористам из чувства сопряженности с большинством, единения с людьми, так они могут ощутить безопасность и нужность кому-то. Третья категория — фанатики со сверхценной идеей, которой они живут, при этом к ней имеют недостаточно критическое отношение. Просто логической коррекцией тут не поможешь.

Четвертая категория — люди, у которых развиваются психическое нарушение — шизофрения, когда меняются мировозрение человека, его религиозные взгляды. Во время этого болезненного состояния выкристаллизовывается идея ехать, помогать, спасать, строить новое общество, нести людям «прогрессивные» религиозные взгляды. Поэтому во всех случаях необходим анализ и правильная оценка произошедшего, кому-то придется отбывать наказание, а кому-то потребуется помощь психиатра, психотерапевта и психолога. И самое важное — поняв мотивы и пути прихода людей к «вербовке», мы сможет выявлять группы риска и предупреждать приток людей в террористические Организации.

https://www.rostov.kp.ru/daily/26838/3879828/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *