Иеромонах Михаил Киселев


Иеромонах Михаил Киселев родился в Сергиевом Посаде в православной семье.

С детства меня окружали храмы, я частенько бывал на службах в Троице-Сергиевой лавре. У меня был очень хороший крестный отец — священник, который преподал мне основы веры. Служил в армии тринадцать лет, потом решил связать свою дальнейшую жизнь со служением в православной церкви. Некоторое время служил в сане дьякона, затем был рукоположен в пресвитеры и формально был священником девять лет. Я служил в Сибири и на Украине, в Полтавской епархии. Закончил отделение религиоведения Харьковского Государственного Университета. В 2001 году я по религиозным убеждениям ушел за штат епархии, а в этом году принял Ислам в Нижегородской городской мечети. С детства я не видел себя иначе, как человека, который служит Богу и людям. Я всегда к этому стремился, а различные вехи биографии только откладывали начало данного служения. Будучи священнослужителем, я стремился помогать людям, старался быть хорошим пастырем, примером для подражания и в личной жизни, и в поведении…
— Ну, а что все-таки повлияло на Ваш выбор, Вы как иеромонах были практикующим священнослужителем… Почему именно Ислам, почему не протестантизм, например?
— Дело в том, что я очень долго искал свой собственный путь. Во‑первых, я познакомился с Исламом очень давно, еще до учебы в университете. Во время учебы, как религиовед по специальности, я теоретически изучал не только Ислам, но стремился узнать и другие направления Христианства, думая, что, возможно, истина там.
Я полагал, что в одном месте, в одной конфессии есть искажения, отступления, но в других направлениях Христианства можно найти порядок, истину. Но, внимательно изучая различные направления Христианства, я убедился, что и там ничего этого нет.
Большим толчком к тому, чтобы я обратился к Исламу, была книга Али Вячеслава Полосина «Почему я стал мусульманином». Потом уже я прочитал его работу «Преодоление язычества», кото-рая систематизировала все мои многолетние сомнения, недопонимания» 247.

7 ноября 2007 года Михаил Киселев скончался в Таганроге. Его родные опубликовали письмо, которое прояснило некоторые детали его биографии. Так, проблемы Киселева начались в 2004 году после конфликта с епископом: иеромонах начал лечиться у народного целителя, что противоречило канонам Церкви. В итоге он начал скитаться по асколам и в конце концов перешел в ислам, прельстившись обещаниями помощи. «Знакомые мусульмане предложили ему помощь в обмен на использование его имени. Конечно, не исполнили своих обещаний. Он рассказывал, что от него требовали публичной борьбы с христианством, но он, как мог, уклонялся. Близко узнав  овременный ислам, бывший батюшка принес покаяние. Он был воссоединен с Христом как мирянин. Он хотел публично покаяться, но побоялся мести магометан». 248

Таким образом, как минимум трем священникам (Полосину, Сохину и Кисилеву) за переход в ислам были предложены материальные блага, но лишь в случае Полосина они поступили хоть в каком-то размере. По всей видимости, в середине нулевых существовал особый спрос на перешедших в ислам православных священников, подо что был выделен некоторый бюджет. Другое дело, что деньги из этого бюджета по большей части разворовали.

В вышеописанную группу с некоторой натяжкой можно добавить и бывшего раввина махачкалинской синагоги Мойшу Кривицкого. Считается, что он принял ислам в 1998 году после сравнительного изучения Торы и Корана, затем отсидел по 222 статье УК РФ, вышел на свободу и женился на дагестанке 249. Другое дело, что информации об этом человеке очень мало, в его биографии есть странности, и в еврейской общине его не знают 250. Так что не исключено, что Кривицкий стал одним из вымышленных персонажей в пропаганде новообращенных мусульман. Действительно, известно немало случаев, когда известным людям случайно или умышленно приписывалось принятие ислама.

Произошедшие переходы бывших православных священников не следует рассматривать как некий «знак», «характерную тенденцию нового времени» или симптом «кризиса православия». Это частные случаи, представляющие определенный интерес и важные для исследования психологии поведения конкретной личности, не более того. Они могут рассматриваться как следствие социальных пертурбаций российского общества, затронувших не только экономическую сферу, но и сферу внутренних переживаний человека, в изменившихся условиях ищущего путь к гармонии и порой находящего его вне традиционных национально-религиозных установок

предположил профессор Сергей Фирсов, и с ним можно согласиться 251.
Со своей стороны могу заметить, что из четырех вышеперечисленных священников в исламе официально остался один лишь Вячеслав‑Али Полосин, в искренности религиозных чувств которого существуют серьезные сомнения.

247 https://www.whyislam.ru/forum/viewtopic.php?f=34&t=526
248 http://mission-center.com/islams/kisilev1.htm
249 http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Islam/ravin_islam.php
250 http://avrom.livejournal.com/524105.html
251 Фирсов С.Л. «Третий путь» как альтернатива «Третьему Риму». Международная конференция ислам в России: культурные традиции и современные вызовы. Материалы международной научной конференции. СПб, 2013. С. 124–138.

из книги Р.А. Силантьева, 100 самых известных «русских мусульман»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *