Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 34)

Среди «русских мусульман» выделяются четыре бывших православных священника: Вячеслав Полосин, Михаил Киселев, Сергей Тимухин и Владислав Сохин. Им посвятил большую и подробную статью профессор кафедры философии религии и религиоведения философского факультета СПбГУ Сергей Фирсов, однако некоторые детали к ней добавить стоит 227.
Самым известным из вышеперечисленных священников (еще до Саида Бурятского и Анатолия Землянки), из новообращенных мусульман является Вячеслав Полосин. Будущий православный священник и мусульманский просветитель, Вячеслав Полосин родился 26 июня 1956 года в Москве. В 1978 году он закончил философский факультет МГУ, после чего заинтересовался православным христианством и воцерковился. В 1983 году Полосин с третьего раза поступил в Московскую духовную семинарию, по окончании которой служил священником в приходах Средней Азии, а затем был переведен в город Обнинск Калужской области.
В Обнинске Полосин избирался народным депутатом России от Калужской области: в тот период любой священнослужитель автоматически выигрывал выборы. В Верховном Совете РСФСР он стал членом президиума и возглавил Комитет по свободе совести, вероисповеданию, милосердию и благотворительности. На этой должности он пробыл до октября 1993 года, предварительно выйдя из штата и прекратив нести послушание священника. Что интересно, в бытность работы в Верховном совете РСФСР отношения Полосина с мусульманами были прохладными. «Меня работа этого комитета абсолютно не может удовлетворить по многим причинам. Хотя я однажды встречался с уважаемым председателем этого органа, православным священником В. С. Полосиным, но эпизодические контакты нас не устраивали, ибо в комитете не трудился ни один мусульманин. Ни члены самого комитета, ни члены его экспертно-консультативного совета не обращают должного внимания на проблемы мусульман, им толком не знакома даже структура нашего Духовного управления, нашей иерархии и т. д. Они не знают, с кем им надо вести дела», — жаловался на него в 1992 году будущий муфтий Равиль Гайнутдин 228.
В Государственной Думе заштатный протоиерей работал советником Комитета по делам общественных и религиозных организаций, параллельно защитив кандидатскую и докторскую диссертации. Из публичного пространства он пропал до 1999 года, когда неожиданно для многих объявил о принятии ислама.
По словам самого Полосина, он сменил веру, потому что внял пророчествам немолодого таджика-суфия и внимательно изучил христианские тексты, в которых нашел много нестыковок 229. На самом деле его мотив видится немного другим: карьера депутата определенно закончилась, а в Церкви профессиональную пригодность Полосина оценивали низко и хороших позиций не предлагали, поэтому было принято решение сделать стремительную карьеру в мусульманских организациях, где любой ученый со степенью был на вес золота. Кроме того, заштатного священника тяготил брак с нелюбимой женщиной, который ему якобы навязал авторитетный православный богослов Виталий Боровой.
Скандал действительно случился громкий: после того, как в мае 1999 года Полосин вместе с женой объявил о принятии ислама в его суфийской форме и взял имя Али, его имя долго не сходило с полос газет. Муфтий Равиль Гайнутдин пригласил нового мусульманина на работу в должности сопредседателя Информационно-аналитического центра Совета муфтиев России, пообещав хорошую зарплату, а смена веры позволила развестись с опостылевшей женой и вступить в брак с ее юной племянницей.
Правящий архиерей Полосина митрополит Калужский и Боровский Климент предпочел не реагировать на этот демарш и никаких мер к Полосину не принял, хотя тот ожидал отлучения от Церкви по примеру Льва Толстого. Впоследствии это породило слухи, что Полосин был заслан православной инквизицией с целью развала российского ислама.
Осенью 1999 года Али Полосин принял участие в избирательной кампании общественно-политического движения «Рефах», став главным редактором рефаховской «Мусульманской газеты», а впоследствии и сопредседателем «Рефаха» 230.
Свою деятельность Полосин осуществлял в двух основных направлениях. Летом 2001 года он на базе своих полемических статей издал брошюру «Манифест новой России: третий путь — прямой», в которой резко критиковал православное христианство и доказывал необходимость принятия ислама русским народом. Параллельно с этим Полосин включился в борьбу против главного оппонента Совета муфтиев верховного муфтия ЦДУМ Талгата Таджуддина, обвиняя его в отступлении от ислама 231.
Промежуточным итогом деятельности Полосина на новом поприще стало резкое ухудшение отношений между Советом муфтиев России и Русской Православной Церковью. В конце 2001 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл направил муфтию Равилю Гайнутдину письмо с просьбой прокомментировать кощунственные антихристианские выпады официального представителя Совета муфтиев и настоятельно рекомендовал воздержаться от активной рекламы новообращенных мусульман, поскольку она противоречит базовым принципам межрелигиозного диалога 232. В ответном письме муфтий Мукаддас Бибарсов заявил, что Полосин пишет свои книги как частное лицо, поэтому все претензии к Совету муфтиев со стороны Московского Патриархата абсолютно необоснованны 233.
Весной 2001 года Али-Вячеслав Полосин вышел из общественно-политического движения «Рефах», переживавшего в то время период кризиса. Через некоторое время он начал открыто интриговать против лидеров Евразийской партии России (ставшей преемницей «Рефаха») другого «русского мусульманина» Абдул-Вахеда Ниязова и муфтия Нафигуллы Аширова, провоцируя конфликт уже внутри Совета муфтиев России. Впоследствии курируемый Полосиным сайт Союза мусульманских журналистов www.islaminfo.ru неоднократно критиковал политику Совета муфтиев России, выступая, например, против одобренного этой организаций празднования 4 ноября как Дня народного единства или оскорбительно критикуя его сопредседателей 234.
После этого Полосин пытался найти себя на должностях члена президиума общероссийского общественного движения «Российское исламское наследие», председателя созданного на деньги Кувейта российского центра «Аль-Васатыйя», председателя комиссии по изучению общественных процессов и противодействию исламофобии и члена Экспертного совета при Совете муфтиев России. По линии «Аль-Васатыйи» он прожил два года в Кувейте, но арабский так и не выучил. При этом Вячеслава-Али Полосина регулярно уличали в незнании как базовых основ ислама, так и православия, что привело к постепенному падению его популярности 235.
Старался Полосин как-то объединить и «русских мусульман». В 2001 году вместе с Валерией Пороховой он создал в Москве общину новообращенных под названием «Прямой путь», в которую вошли около 15 человек (татары, русские, один поляк, арабы и евреи). А когда появилась Национальная организация русских мусульман, пытался сотрудничать с ней. В феврале 2006 года он даже стал первым наибом амира этой структуры, однако со временем их пути разошлись 236.
«Одновременно с созданием НОРМ в интернете развернулась яростная критика с самыми жесткими выражениями со стороны идеологов НОРМ в мой адрес и в адрес Пороховой, а также нашей общины «Прямой путь». НОРМ подавался как идеологический антипод и противник «Прямого пути», я‑де «продался» татарам, а Порохова — арабам. Эта тема широко публиковалась и обсуждалась на нескольких мусульманских сайтах и форумах. Поэтому представить меня как «вдохновителя и идеолога НОРМ» — это, по меньшей мере, несерьезно, это абсолютная ложь. НОРМ была создана, в том числе, для идеологической борьбы со мной и Пороховой, и об этом тогда говорилось открыто!
— Но затем Вы же помирились с НОРМ?
— Да, примерно через год-полтора позиция идеологов этой организации изменилась, они отказались от части своих прежних установок и в части вероучения, и в части национального вопроса. Более того, мне принесли публичные извинения, и я извинился за резкие слова, и мы по-человечески помирились в мечети. Познакомившись с руководством НОРМ, я увидел группу одаренных молодых людей с хорошим образованием, а Харун-Вадим Сидоров показал себя и как весьма проницательный аналитик, и как харизматичный лидер. Ректор МИУ пригласил их участвовать в конференции и устроил руководству НОРМ встречу с председателем СМР муфтием Равилем Гайнутдином. Я как советник СМР тоже присутствовал на этой встрече. Это было, кажется, летом 2006 года.
На встрече руководители НОРМ высказали свое понимание роли наций в исламе, и муфтий отметил, что их позиция стала намного ближе к ортодоксальной. Муфтий поручил мне как советнику СМР курировать контакты с НОРМ, ибо задача муфтиятов, как и отдельных имамов, в том, чтобы контактировать со всеми слоями верующих, со всеми течениями в просветительских целях побуждения к благому и отвращения от дурного. Я стал принимать участие в собраниях НОРМ. Справедливости ради надо упомянуть, что НОРМ изначально не занимался миссионерско-прозелитической деятельностью, поэтому распространяемые отдельными радикалами из православной среды слухи, что НОРМ создан-де для «обращения русских в ислам», являются мифом, который нужен, по-видимому, для получения кем-то грантов под «защиту устоев». Позиция НОРМ в отношении Российского государства была подчеркнуто патриотической.
Осенью 2006 г. я уехал на два года в Кувейт изучать принципы толерантности и умеренности в исламе, и мои контакты с НОРМ после этого были эпизодическими. Как мне стало известно, в тот период больше влияние на руководство НОРМ оказал дагестанец Рашид Исаев, и все руководство уже собралось ехать в Дагестан вступать в тарикат в Чиркее. Однако это решение было изменено: лидеры НОРМ неожиданно вступили в тарикат «Мурабитун» в ЮАР, после чего у них произошел разрыв с Рашидом и стоящими за ним дагестанцами.
После того, как лидер НОРМ Харун-Вадим Сидоров вынужден был уехать из России в 2009 году, на мой взгляд, деятельность НОРМ в России де-факто прекратилась, хотя, возможно, кто-то под этим брендом иногда и выступал. Однако мои контакты с НОРМ на этом были окончательно исчерпаны.
Тогда же я решил закрыть и общину «Прямой путь», ибо мне не удалось наладить деятельность общины и найти для нее источник финансирования. Я попросил знакомого юриста ликвидировать общину, но он предложил передать документы ему, чтобы попытаться продолжить работу в новом составе. Я отдал их с условием своего полного выхода из этой общины. Дальнейшая ее судьба мне неизвестна», — вспоминал о сотрудничестве с НОРМ сам Полосин 237.
В какой-то момент карьера самого яркого из «русских мусульман» пошла под откос и привела его на должность заместителя директора Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, где он пребывает и сейчас. Данная позиция оказалась для Полосина не самой лучшей: директор фонда Александр Жданов отбил у него жену Аишу Полосину, руководителя Международного женского клуба «Аиша», и сам на ней женился. В утешение сердобольные мусульмане Дагестана нашли бывшему священнику третью жену.
Последним серьезным творением Полосина стала «Социальная доктрина российских мусульман» от 2015 года, раскритикованная экспертами и быстро позабытая подписавшими ее муфтиями 238. Вопрос о том, стоили ли полученные Полосиным блага смены веры, остается открытым, однако можно с уверенностью сказать, что именно его книги стали самым успешным пропагандистским инструментом исламизации людей православной культуры. До 3% новообращенных указали именно их в качестве одного из стимулов смены веры.

227 Фирсов С. Л. «Третий путь» как альтернатива «Третьему Риму». Международная конференция ислам в России: культурные традиции и современные вызовы. Материалы международной научной конференции. СПб, 2013. С. 124–138.
228 Россию не возродить без мусульман//Гласность, 20–26.02.92
229 Полосин А. В. Почему я стал мусульманином? (Размышления бывшего священника о религии)//http://index.org.ru/journal/11/polosin.html.
230 Климов В. Многомиллионная «мусульманская» газета//НГ-Религии, 26 января 2000
231 Cм. также книги «Прямой путь к Богу» (М., 2000) и «Преодоление язычества» (М.,2001)
232 Письмо председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилла муфтию Равилю Гайнутдину//архив автора
233 Письмо сопредседателя Совета муфтиев России муфтия Мукаддаса Бибарсова председателю Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополиту Смоленскому Калининградскому Кириллу от 13 февраля 2002 года//размещено на сайте www.interfax-religion.ru 7 декабря 2005.
234 Материалы сайта Союза мусульманских журналистов www.islam-info.ru
235 http://www.interfax-religion.ru/print.php?act=news&id=13325
236 http://www.portal-credo.ru/site/print.php?act=news&id=40251
237 http://www.islamnews.ru/news‑145283.html
238 http://www.kommersant.ru/doc/2746763

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *