Ислам в России (часть 3) Р.А. Силантьев

Другие факторы

В девяти оставшихся случаях вовлечение в агрессивный исламизм происходило по иным мотивам. Террорист Павел Печенкин из Республики Марий Эл и подросток Виталий из Тверской области (его фамилия в СМИ не указана по причине несовершеннолетия), намеревавшийся взорвать самодельной, но эффективной бомбой местное отделение полиции, стали ваххабитами под влиянием интернет-пропаганды. Переехавшего в Канаду уроженца Ханты-Мансийского АО террориста Вильяма Плотникова, примкнувшего к сирийским террористам Егора Рябинина из Санкт-Петербурга и экстремиста Александра Артеева из Адыгеи на этот путь привел духовный поиск. Михаил Загвоздкин из Ленинградской области и Валерий Лукьянов примкнули к чеченским террористам из корыстных соображений, как наемники. Воевавшего в Чечне омоновца Эдуарда Засетту из Приморского края привело в исламизм восхищение врагами, а пытавшегося примкнуть к боевикам «Талибана» Андрея Баталова из Ханты-Мансийского АО очаровала восточная культура. Выехавший в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) житель татарстана Михаил Головенко объяснял свой странный поступок желанием избежать наказания за совершенное на родине преступление. Таким образом, исходя из сделанной выборки, главными причинами для вовлечения «русских мусульман» в радикальные организации являются: – влияние друзей – 46 %; – влияние родных – 24 %; – протестные настроения – 8 %; – влюбленность – 7 %; – плен – 5 %; – духовный поиск – 3 %; – интернет-пропаганда – 2 %; – корыстные мотивы – 2 %; – иное – 3 %. Данная раскладка проясняет целый ряд моментов. Во-первых, есть основания полагать, что роль интернет-пропаганды в деле вербовки людей в террористические организации значительно преувеличена. По мере распространения Интернета и усиления работы террористов в социальных сетях этот фактор, безусловно, приобретает большую значимость, однако подавляющее большинство людей, заинтересовавшихся радикализмом в сети, стараются выйти на его носителей в реальной жизни. А если им это не удается, то лишь очень небольшой процент готов преступить закон. Таким образом, наибольшую вербовочную угрозу представляют друзья потенциальных жертв, что верно также для вовлечения в нерелигиозные банды или наркоманию. Впрочем, этот фактор актуален преимущественно для мужчин, в то время как женщины пополняют ряды агрессивных исламистов в основном благодаря влиянию мужей и возлюбленных. Известно немало случаев, когда вербовщики того же ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) специально охотились на романтичных девушек, мечтающих о муже-герое. Принятие ваххабизма в плену в настоящее время практически сошло на нет, зато весьма актуальной остается проблема вербовки в местах заключения. Восемь процентов всех рассмотренных радикалов и десять процентов радикалов мужского пола стали таковыми под влиянием сокамерников. Несмотря на все усилия ФСИН, эту проблему пока решить не удается по причине большого числа статей УК РФ, использующихся для изоляции от общества агрессивных исламистов. Другим интересным наблюдением является усиливающийся отток носителей фашистской идеологии в исламистские секты. При этом фашисты, пополняющие ряды ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) и других террористических организаций, не меняют своих политических взглядов, оставаясь приверженцами теории расовой неполноценности. Впрочем, террористов эта их особенность волнует мало.

Заключение

Исходя из проведенного анализа, можно сделать вывод, что террористические и экстремистские организации способны восполнять свои потери и даже увеличивать численность последователей в первую очередь за счет разветвленной сети профессиональных пропагандистов и прочих пособников. В связи с этим именно на этой группе преступников следует концентрировать оптимизацию соответствующего законодательства, что видится гораздо эффективней борьбы с десятками тысяч вербовочных ресурсов в сети Интернет.

Литература

  1. Излученко Т.В. Русские мусульмане: радикализация религиозных взглядов в исламе // Исламоведение. – 2014. — № 2. – С. 26-31.
  2.  Излученко Т.В. Русский ислам: современное положение и тенденции развития // Вестник Красноярского государственного педагогического университета. – 2013. – № 1. – С. 278–282.
  3.  Ракитянский Н.М., Зинченко М.С. Политико-психологическое измерение русского исламизма // Международные отношения. – 2015. – № 3. – С. 348–357.
  4.  Ракитянский Н.М., Зинченко М.С. Русские исламисты как политико-психологическая реальность // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 16. Психология. Педагогика. – 2015. – № 3. – С. 70–82.
  5.  Кабищанов Ю.М. Мусульмане России, коренные мусульмане и русские мусульмане // Мусульмане изменяющейся России. – М., 2002. – С. 61–105.
  6.  Сулейманов Р.Р. Русские мусульмане в постсоветской России URL: http://www.apn.ru/publications/article27336.htm. Режим доступа свободный.
  7.  Беккин Р.И. Русские мусульмане: заблудшая секта или авангард русской уммы? // Дружба народов. – 2012. – № 10. – С. 152–172.
  8.  Баконина М.С. Ислам в России: болевые точки, явные и тайные / Международная конференция «Ислам в России: культурные традиции и современные вызовы» // Материалы Международной научной конференции. – СПб, 2013. – С. 32–38.
  9.  Сиражудинова С.В. Неофиты в структуре радикального ислама // Информационные войны. – 2015. – № 4 (36). – С. 94–99.
  10.  Иванов В.В. Радикальный ислам среди русских Поволжья и его последствия URL: http://riss.ru/analitycs/4701/#.UuUTvNLHnUJ Режим доступа: свободный.
  11.  Асташкин Н., Богатырев А., Долинин А., Прыганов С. Власовцы возвращаются? // Красная звезда. – 2003. – 13 сентября.

Izluchenko T.V. Russkie musul’mane: radikalizacija religioznyh vzgljadov v islame [Russian Muslims: Radicalization of Religious Views in Islam] Islamovedenie [Islamic Studies], 2014, no. 2, S. 26–31 (In Russian).

2. Izluchenko T.V. Russkij islam: sovremennoe polozhenie i tendencii razvitija [Russian Islam: Modern Situation and Tendencies of Development] Vestnik Krasnojarskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta [Bulletin of Krasnoyarsk State pedagogical University], 2013, no. 1, S. 278–282 (In Russian).

3. Rakitjanskij N.M., Zinchenko M.S. Politiko-psihologicheskoe izmerenie russkogo islamizma [The Political and Psychological Dimension of Russian Islamism] Mezhdunarodnye otnoshenija [International Relations] 2015, no. 3, S. 348–357(In Russian).

4. Rakitjanskij N.M., Zinchenko M.S. Russkie islamisty kak politiko-psihologicheskaja real’nost’. [Russian Islamists as Political and Psychological Reality] Vestnik SanktPeterburgskogo universiteta. Serija 16. Psihologija. Pedagogika [Bulletin of St. Petersburg University. Series 16. Psychology. Pedagogy], 2015, no. 3, S. 70–82 (In Russian).

5. Kabishhanov Ju.M. Musul’mane Rossii, korennye musul’mane i russkie musul’mane [The Muslims of Russia, Indigenous Muslims and Russian Muslims] Musul’mane izmenjajushhаjsja Rossii [Muslims of the Changing Russia]. Moscow, 2002. S. 61–105 (In Russian).

6. Sulejmanov R.R. Russkie musul’mane v postsovetskoj Rossii [The Russian Muslims in the Post-Soviet Russia] URL: http://www.apn.ru/publications/article27336.htm . (In Russian).

7. Bekkin R.I. Russkie musul’mane: zabludshaja sekta ili avangard russkoj ummy? [Russian Muslims: an Erring Sect or the Vanguard of the Russian Ummah?] Druzhba narodov [Peoples Friendship]. 2012, no. 10. S. 152–172 (In Russian).

8. Bakonina M.S. Islam v Rossii: bolevye tochki, javnye i tajnye. [Islam in Russia: the Obvious and Secret Sore Spots]. Mezhdunarodnaja konferencija islam v Rossii: kul’turnye tradicii i sovremennye vyzovy. Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferen [Proceedings of the International academic conference “Islam in Russia: Cultural Traditions and Contemporary Challenges] St. Petersburg, 2013. S. 32–38 (In Russian).

9. Sirazhudinova S.V. Neofity v strukture radikal’nogo islama [Neophytes within Radical Islam] Informacionnyj vojny [Information Wars], 2015, no. 4 (36). S. 94–99 (In Russian).

10. Ivanov V.V. Radikal’nyj islam sredi russkih Povolzh’ja i ego posledstvija [Radical Islam among the Russians of the Volga Region and Its Consequences] URL: http://riss.ru/analitycs/4701/#.UuUTvNLHnUJ (In Russian).

11. Astashkin N., Bogatyrev A., Dolinin A., Pryganov S. Vlasovcy vozvrashhajutsja? [Are Vlasovites Coming Back?] Krasnaja zvezda [The Red Star], 13 sentjabrja 2003 (In Russian).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *