Ислам в России (часть 2) Р.А. Силантьев

Влияние семьи

Вторым по значимости мотивом вступления в экстремистские и террористические организации оказалось влияние родственников. Действительно, еще на примере неисламских сект известно, что человек, попавший в тоталитарную религиозную организацию, старается втянуть в нее всех своих родных, а в случае их отказа прерывает общение. Влияние отчимов привело к принятию ваххабизма террористов Саида-Александра Тихомирова-Бурятского из Бурятии и Максима Панарьина из Карачаево-Черкесии, а также экстремиста и вербовщика террористов из Пятигорска имама Антона-Абдуллу Степаненко. Под дурное влияние мужей-террористов попали Елизавета Акчурина и Олеся Трунова из Кабардино-Балкарии, Инна Черенкова и Алла Сапрыкина из Дагестана, Дарья Иценкова из Астрахани, Мария Хорошева из Ставропольского края (ее сожитель Дмитрий Раздобудько был т. н. «шариатским мужем»), Кристина Преснякова из Воронежа, Нелли Рукавишникова из Чувашии, Юлия Крюкова-Насретдинова из Санкт-Петербурга, Регина Васильева из Татарстана, Ольга Шредер из Якутии, Ева Робски из Краснодарского края и Анна Дроздовская из Ярославской области. Не все из вышеперечисленных дам остались в живых – Черенкова, Сапрыкина и Хорошева погибли в Дагестане, Шредер – в Пакистане, а перспективы выехавших в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Пресняковой, Робски, Крюковой-Насретдиновой и Васильевой достаточно пессимистичны. Андрей Антонов из Астраханской области, Иван Бицуев из Кабардино-Балкарии, Семен Уманцев из Чеченской Республики, Владимир Ходов из Северной Осетии и Оксана Тонконогова из Дагестана пополнили ряды террористов под влиянием родных братьев, а Андрей Антонов из Астраханской области – под влиянием двоюродного брата. АлексеяАлауддина Дудко из Ингушетии в ряды экстремистов привела жена-мусульманка и ее родственники, а член «Хизб ут-Тахрира» из Татарстана Михаил Мартьянов принял ислам с целью получения разрешения на брак от родителей жены-татарки.
Состояние влюбленности На третье место попадает состояние влюбленности, не приведшее к заключению брака. Более всего к вступлению в радикальные организации по этому поводу склонны женщины, однако и среди мужчин выявлены два случая: Дмитрий Соколов из Красноярского края стал террористом под влиянием возлюбленной Наиды Асияловой, взорвавшей себя в Волгограде в 2013 году, равно как и вербовщик террористов из Подмосковья Александр Галамбица, который принял новую веру из-за любовницы. Достоверно известно, что именно влюбленность привела Анну Клинкевич из Москвы и Фатиму Багаеву из Северной Осетии в ряды чеченских террористов, а Варвару Караулову из Москвы, Веронику Скицан из Белгородской области и Анастасию Калабух из Краснодарского края – в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ).

Влияние протестных настроений

На четвертой позиции оказались протестные настроения. Факты свидетельствуют, что некоторые радикалы в своей ненависти к существующей власти готовы вступить в любую организацию, в которой этой власти можно нанести максимальный урон. Именно с этим связан парадоксальный на первый взгляд переход в ваххабизм носителей фашистских взглядов. Из них наибольшую известность получили эмигрировавший в Норвегию экстремист Олег Неганов, выехавшая в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Мария Погорелова и сбежавший из-под подписки о невыезде в Турцию экстремист Максим Байдак (Салман Север) из Санкт-Петербурга. Интересно отметить, что взгляды скинхэдов разделяли также упомянутые в других группах Варвара Караулова, Анатолий Землянка и Виктор Двораковский. Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова пополнила ряды экстремистов Павлом Жеребиным и Татьяной Тарасовой, а ее ныне покойный активист Андрей Сухорада, предварительно приняв ваххабизм, создал банду «Приморских партизан». Протестные настроения иного характера привели уроженца Санкт-Петербурга Ислама Яблокова в террористическую организацию «Хизб ут-Тахрир», а сильно обиженную на правоохранителей уроженку Москвы Дарью Дерябину – в ряды террористок-смертниц «Имарата Кавказ». Пять будущих террористов и пособников террористов приняли ислам в плену у чеченских боевиков. Александр Ардышев из Саратовской области и Василий Калинкин из Свердловской области дезертировали из своих частей и сдались в плен добровольно, Руслан Клочков и Константин Лимонов из Свердловской области, а также Юрий Меновщиков из Вологодской области были взяты в плен. Ардышев, Клочков и Лимонов служили у боевиков надзирателями и прославились своими издевательствами над другими пленными, а Калинкин и Меновщиков заслужили большее доверие и прошли подготовку террористов-подрывников [11].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *