Ислам в России (часть 1) Р.А. Силантьев

Мы начинаем серию публикаций экспертных материалов по проблеме неофитов и деструктивного прозелитизма от автора Р.А. Силантьева.

Основные причины вовлечения новообращенных мусульман России  в экстремистскую и террористическую деятельность

Московский государственный лингвистический университет, rsilantiev@mail.ru; «Независимая газета», maltcev.v@gmail.com; Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, a.v.savvin@mail.ru В современной России все чаще в противоправную деятельность вовлекаются лица, мотивированные религиозными убеждениями. Более тысячи неофитов уже совершили уголовные преступления, такие, как экстремизм, терроризм, разбои, бандитизм, наёмничество, торговля оружием и наркотиками, мошенничество и ряд других. Особую тревогу вызывает факт возникновения целых бандформирований, состоящих из новообращенных мусульман радикальных взглядов. В статье анализируются основные причины радикализации новообращенных мусульман в современной России на примере выборки из 100 человек из различных регионов Российской Федерации, в период с 1995 по 2015 гг. пополнивших ряды экстремистских и террористических организаций. Отдельно исследуется степень влияния на новообращенных друзей, родственников, возлюбленных, состояния духовного поиска, наличия протестных и корыстных мотивов, пребывания в плену, зависимость от интернет-пропаганды. Результаты исследования показывают, что главным фактором вербовки неофитов является деструктивная деятельность их окружения.

In today’s Russia there is an increasing tendency for people motivated by religious beliefs to be involved in illegal activity. More than a thousand neophytes have committed criminal offenses, such as extremism, terrorism, robbery, banditry, mercenary, arms and drug trafficking, fraud, etc. The growing quantity of the entire gangs, composed of converts to radical Islam is a matter of considerable public concern. The author analyzes the main reasons for the radicalization of Muslim converts in today’s Russia through the example of a sample group of 100 people from different regions of the Russian Federation who joined the ranks of extremist and terrorist organizations in the period from 1995 to 2015. A subject of a separate study is the degree of influence exercised on the newly converted by their friends, relatives, beloved, by their spiritual search, the presence of protest and mercenary motives, captivity, dependence on Internet propaganda. The research results show that the main factor of the neophyte recruitment are the destructive activities of their social environment.

Введение

Феномен новообращенных мусульман в России все чаще привлекает внимание ученых, хотя число исследований по этому вопросу по-прежнему остается небольшим. Из работ по данной теме можно отметить статьи Излученко Т.В. [1, 2], Ракитянского Н.М. [3, 4], Кобищанова Ю.М. [5], Сулейманова Р.Р. [6], Беккина Р.И. [7], Бакониной М.С. [8] и Сиражудиновой С.В. [9], однако их общий объем невелик, а специализированные
монографии о неофитах пока отсутствуют. В то же время новообращенные мусульмане, иначе именуемые «русскими мусульманами», все чаще становятся героями криминальных сводок и горячих новостей, особенно связанных с вовлечением россиян в деятельность террористических организаций. Только в 2015 году более 40 неофитов из России вступили в ряды «Исламского государства» (ИГ) (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) или были привлечены к уголовной ответственности по линии других запрещенных в России организаций: «Хизб ут-Тахрира», «Нурджулара» или «Имарата Кавказ». Известно, что в противозаконную деятельность, мотивированную религиозными убеждениями, а это не только экстремизм и терроризм, но и разбои, бандитизм, наемничество, торговля оружием и наркотиками, мошенничество и целый ряд других правонарушений, вовлечено более тысячи неофитов, включая таких известных террористов, как Саид-Александр Тихомиров-Бурятский, Павел Косолапов, Максим Панарьин, Дмитрий Соколов и Анатолий Землянка. Были сформированы целые бандформирования, состоящие из новообращенных мусульман радикальных взглядов, – «Ульяновский джамаат» Ильмендеева и Сандркина, «Приморские партизаны» Сухорады и Ковтуна, «Новосибирский джамаат» Новиченко. Исследователи, как, например, В.В. Иванов [10], обращали внимание на радикализацию неофитов такого толка, однако ее причины пока детально не исследовались. Данная статья ставит своей целью выявить основные мотивы вовлечения новообращенных мусульман в противоправную деятельность экстремистского и террористического характера на примере выборки из ста случаев, где такие мотивы известны достоверно.

Оценка влияния дружеского окружения на вовлечение неофитов в радикальные организации

Данная выборка охватывает период в 20 лет – с 1995 года, когда во время первой чеченской кампании идеологию боевиков разделили несколько десятков пленных и дезертировавших российских военнослужащих, до 2015 года, запомнившегося скандалами с выездом молодых россиянок в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ). Выборка охватывает 77 мужчин и 23 женщины из 35 регионов России. Все они не были мусульманами от рождения и приняли эту религию при разных обстоятельствах. Часть из них сразу примкнула к ваххабитам, хизбутовцам, таблигитам или нурсистам, другие сначала приняли традиционный ислам, а затем поменяли свои взгляды на более радикальные. Самой распространенной причиной вовлечения неофитов в противозаконную деятельность вышеуказанного характера стало влияние друзей. Именно так агрессивными исламистами-терраристами стали уроженцы Волгоградской области Павел Косолапов и Ахлак Ахлас, уроженцы Татарстана Олег Бабушкин и Сергей Ашимов, ставропольчане Виталий Загорулько, Виктор Скирко, Дмитрий Раздобудько, Олег Крикунов, Владимир Петросян и Виктор Двораковский, уроженцы Дагестана Игорь Тонконогов, Виктор Волков и Олег Шаляпин, уроженцы Чеченской Республики Александр Смирнов и Александр Уманцев, уроженцы Карачаево-Черкесии Николай Епринцев и Павел Новиков, уроженцы Астраханской области Андрей Антонов, Руслан Белкин-Яблуков и Александр Исаенко, Александр Яшин и Станислав Васильев из Республики Башкортостан, уроженец Кабардино-Балкарии Юрий Рыбаков, Дмитрий Данилов из Якутии, Алексей Пашенцев из Белгородской области, Игорь Мирошкин из Кемеровской области, Павел Эльзатеев из Калмыкии, бандиты Александр Ковтун и Роман Савченко из Приморского края, рекрут ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) из Москвы Вадим Дорофеев, рекрут ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Вадим Андреев, уроженец Краснодарского края Владимир Аверьянов, боевик ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Евгений Юдин-Хасиев из Челябинской области, боевик-палач ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Анатолий Землянка из Ямало-Ненецкого автономного округа, экстремист и предполагаемый террорист ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Алексей Алексеев из Тюменской области, экстремист Андрей Дедков из Красноярского края, бандит и экстремист из Ульяновской области Валерий Ильмендеев.  Друзья в каждом случае были разные – соседи по селу, как у Косолапова и Уманцева, вербовщики чеченских боевиков, как у Рыбакова и Епринцева, соседи по общежитию, как у Пашенцева, организатора убийства духовного лидера мусульман Дагестана шейха Саида-афанди Чиркейского, другие «русские мусульмане», как у Двораковского, Дорофеева, Скирко и Раздобудько, или подельники по банде, как у Смирнова, Ковтуна и Савченко. На некоторых террористов – Пашенцева, Раздобудько, Двораковского и Аверьянова – дополнительное негативное влияние оказали имамы, соответственно белгородский, пятигорский и читинский. На шестерых террористов-неофитов – Андрея Антонова из Астраханской области, Юрия Бицуева из Кабардино-Балкарии, Сергея Мишуринского из Вологодской области, Сергея Катунцева из Иркутской области, Виктора Волкова из Приморского края и Станислава Трофимчика из Татарстана, а также экстремистов Николая Басова из Хабаровского края и Вячеслава Панина из Саратовской области – негативное влияние оказали друзья-сокамерники. Двоих бандитов-таблигитов – уроженцев Новосибирской области Алексея Новиченко и Дмитрия Кекселя – вовлекли в агрессивный исламизм в спортивной секции, а погибший боевик ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Яков Червячков из Мордовии стал ваххабитом в армии во время службы в спортивной роте.

..продложение следует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *