О причинах идеологической дезориентации русскоязычной молодежи Северо-Кавказского региона и позиции официального мусульманского духовенства в отношении смены традиционного вероисповедания.

После распада СССР на постсоветском пространстве граждане фактически лишились прежней государственной идентичности, веры в правильность своего исторического выбора и реальность многих достижений, образовался идеологический вакуум. В этих условиях значительно возросло значение религиозной идентичности, как фактора религиозной солидарности, дающей некоторую психологическую поддержку.

Молодежь, как наиболее уязвимая в идеологическом отношении, лишенная четких жизненных ориентиров часть населения, искала выход в предпочтении исламского компонента самоидентификации. Активная пропаганда исламской догматики на территории субъектов Северо-Кавказского региона, осуществляемая зарубежными эмиссарами и выпускниками иностранных теологических ВУЗов, привела к тотальному закреплению религиозного идентификатора как основного в молодежной среде, выместив при этом не только общегражданский но и этнический. При этом идеологическая политика РПЦ носила пассивный, не наступательный характер, рассчитанный на более зрелую возрастную прослойку населения.

В данных условиях русская молодежь, проживающая в субъектах Северного Кавказа, ввиду отсутствия какого либо консолидирующего идеологического стержня, также была подвержена влиянию исламских проповедников. Ситуация усугублялась стремлением национального русскоязычного меньшинства адаптироваться в кавказско-исламском окружении.

Фактически отторгнувшие привычное, исторически сложившееся этнокультурное самовосприятие, но не впитавшие основ религиозного исламского вероучения неофиты становились легкой добычей для религиозных фундаменталистов. Стремясь самоутвердиться в новом окружении они фанатично исполняли волю своих религиозных наставников, пополняли ряды террористических организаций, и не раз использовались для совершения террористических актов в качестве смертников.

В современных условиях, успехи государства на международной арене, улучшение общего уровня жизни, и ряд иных позитивных факторов дали импульс для естественного формирования общероссийской идентичности, которая способна заполнять идеологический вакуум, выступать консолидирующим базисом для всех народов России. Однако, не смотря на значительное снижение (по сравнению с концом 90х) тенденции по смене русскими своего традиционного вероисповедания, продолжают отмечаться случаи вовлечения неофитов в террористическую деятельность. В этом плане показателен конфликт в САР, где на стороне ИГИЛ по материалам сети Интернет воюет около 150 неофитов.

Осознавая изначальную маргинальность и конфликтогенный потенциал указанной категории о недопустимости прозелитизма (целенаправленного вовлечения в ислам представителей других монотеических религий) неоднократно заявляли представители официального духовенства.

В частности, один из бывших теологов Татарстана в интервью посвященному проблемам прозелитизма заявил: «меня, как муфтия, не радует, что русские принимают ислам. Я против такого перехода из одной религии в другую: пусть крящены и русские остаются православными, а татары-мусульманами. И Русская Православная Церковь будет вести проповедь среди народов, которые традиционно исповедуют православие, а мы – среди народов, традиционно исповедующих ислам. Каждый пусть держит свою паству, сеет в своем городе. Да и потом, пример русских, пришедших в ислам, не слишком обнадеживает: у них обычно повышенная агрессивность, да и менталитет у них совсем другой…».

В «Социальной доктрине российских мусульман», разработанной в 2015 году авторитетными исламскими теологами и представителями официального духовенства, проблеме прозелитизма и межконфессиональных отношений посвящена целая глава.

В ней отмечено, что «Согласно исламу, мусульманин не должен переносить требований и норм своей религии на людей иных убеждений. Требовать исполнения религиозных норм он может только от себя самого и от тех, кого имеет законное право воспитывать, например, своих детей.» (4.1. Доктрины);

«Шариат повелевает уважать человека уже потому, что он – создание Всевышнего. Однажды мимо Посланника Аллаха проследовала похоронная процессия, и он встал перед ней. Кто-то заметил: «О Посланник Аллаха, это ведь хоронят иудея». Пророк ответил ему: «А разве он – не человек?!» (4.2.1. Доктрины);

«Пророк Мухаммад (мир с ним и благословение Аллаха) сказал: «Поистине, тому, кто обидит живущего на мусульманской территории (не мусульманина) или ущемит его права или возложит на него то, что ему не по силам, или заберет у него что-нибудь против его воли, тому я стану противником в День воскресения!» (4.2.1. Доктрины);

«Согласно истории Худейка, пришел однажды к Пророку мужчина по имени Худейк. Этот человек давно принял ислам, но остался жить в своем народе среди многобожников. А его народ любил его. Они сказали ему: «Следуй своей религии». Он рассказал об этом Пророку (мир с ним и благословение Аллаха) и спросил: «Переселиться к тебе и оставить свой народ?» тот ответил: «О Худейк, выполняй молитву, выплачивай закят и живи на земле, где пожелаешь, и оставь людей на том, на чем они стоят» (4.2.2. Доктрины);

«Не спорьте с обладателями Книги, иначе как с достоинством и честью, используя наилучшее, помимо тех, кто вам несправедливо чинит (намеренное) зло. И говорите: “Мы верим в то, что нам ниспослано и вам. Наш Бог и ваш, поистине, один, и лишь Ему мы предаемся”» (Коран, 29:46).

«Если бы Аллах пожелал, то сделал бы вас одной общиной, однако Он разделил вас, чтобы испытать вас тем, что Он даровал вам. Состязайтесь же в добрых делах. Всем вам предстоит вернуться к Аллаху, и Он поведает вам о том, в чем вы расходились во мнениях» (Коран, 5: 48).

Этими словами Всевышний ясно показывает нам, что мусульманам не следует стремиться к победе любой ценой в спорах с представителями других монотеистических религий. Если каждый убежден в своей правоте, то пусть следует тому закону Бога, который знает, а Аллах в Судный день покажет спорщикам истину. Главное – не забыть о добрых делах, которые важнее теоретических споров.

Данное повеление Всевышнего самым ярким образом демонстрирует веротерпимость ислама, его уважительное отношение к другим монотеистическим религиям и недопустимость прозелитизма (намеренного перетягивания в свою веру членов общины другой веры) (4.3.2. Доктрины).

Приведенные выдержки из Корана и разъяснения теологов недвусмысленно иллюстрируют позицию ислама не только в отношениях между различными религиями, но и категорически осуждают прозелитизм как нарушение воли Аллаха.

В указанной доктрине также разъяснена позиция по поводу принуждения к изменению вероисповедания при вступлении в межконфессиональный брак: «Дозволена вам пища людей Писания, а ваша пища дозволена им. Дозволены вам для женитьбы женщины целомудренные из уверовавших и женщины целомудренные из числа тех, кому до вас даровано было Писание» (Коран, 5:5).

Аллах разрешает мусульманам жениться на христианках и иудейках без того, чтобы они меняли свою веру».

Остается отметить, что в условиях неприемлемости прозелитизма в священном для мусульман писании и изначальной антисоциальной составляющей указанного явления, устремления к вовлечению в ислам новых адептов, из числа народностей традиционно его не исповедующих, могут проявляться лишь лицами религиозно безграмотными и агрессивно настроенными к мирно сосуществующему в России многонациональному и поликонфессиональному обществу. Следовательно, прозелитизм как и религиозный фундаментализм носят в себе изначально мощный конфликтогенный потенциал не только со стороны вновь обращенных, но и их вербовщиков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *