Архив рубрики: Экспертное мнение

К вопросу о некоторых причинах принятия псевдо-исламской идеологии

Тарасевич Иван Анатольевич, доцент Тюменского государственного университета, доктор  ридических наук, Тюмень.

Я занимаюсь исследованием такой актуальной темы как религиозная безопасность. Речь идет о состоянии защищенности общества, человека и государства от угроз, которые возникают в религиозной сфере. Я считаю, что это направление сегодня является ключевым, по крайней мере, для России, потому что именно религиозные идеи двигают всем миром. Я считаю, что экономика, политика — это только инструменты. На первом месте все-таки стоит религиозная мотивация тех или иных лиц, которые имеют возможность управлять глобальными процессами. Читать далее

О русских детях в окружении мигрантов. Метостазы радикального социума

Монах Иоанн (Адливанкин), ведущий специалист Душепопечительского центра во имя святого Иоанна Кронштадтского, Москва

В задачи Душепопечительского центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, возглавляемого известным игуменом Анатолием Берестовым, в котором я работаю много лет, входит реабилитация людей, пострадавших от разного рода религиозных конструкций. Порядка одиннадцати лет я занимаюсь приемом людей. Ко мне идет молодежь, идут русские люди, больные, несчастные, поврежденные. Статистика позволяет увидеть те процессы, которые на первый взгляд не видны. В среднем в месяц приходит около ста человек. За время своей работы я принял более шести тысяч людей, страдающих от разного рода увлечений, оккультных, сектантских.
Мои серьезные наблюдения, основанные на практике, позволили мне увидеть не только внешнюю форму, но и внутренний механизм «захвата» человека. Главной задачей для меня является возвращение человека в общество, в свою культуру, в тот мир, в котором он должен жить в гармонии. Читать далее

О «русских мусульманах» как факторе угрозы национальной безопасности

Ярков Александр Павлович, заведующий Региональной лабораторией изучения этноконфессиональных отношений и проведения социокультурных экспертиз Тюменского государственного университета, доктор исторических наук, профессор, Тюмень

В начале апреля пришлось выступать перед Советом ветеранов города Тюмени по вопросу профилактики экстремизма. Зашла речь и о той части «русских мусульман», что встала на путь газавата. Ветераны высказали немало дельных предложений (их с другими суммируем в конце текста), но пронзила мысль одного из трех присутствовавших фронтовиков: «В годы войны встречали своих же, русских — власовцев. Ненавидели их люто. Да и те пощады не ждали. Но через 70 лет пришла напасть в те русские семьи, где внуки и правнуки победителей обещают убить своих родителей как неверных…» Мудрый взгляд людей за 90, которым за себя уже не страшно, а обеспокоенность за страну есть. Увы, всему российскому обществу пока это не свойственно. Но ученым, собравшимся по приглашению местной епархии Русской Православной Церкви в Екатеринбурге 22 марта 2016 года, анализ и прогноз ситуации дают право бить тревогу. Читать далее

Психологическое измерение русского исламизма

Ракитянский Николай Митрофанович, профессор Московского государственного университета, доктор психологических наук, Москва

Будучи психологом и психотерапевтом, я хотел бы остановиться на довольно узком аспекте, обратиться к таким фундаментальным моментам, которые в какой-то мере дадут нам понять современную ситуацию с психологической точки зрения. Начну с такого постулата, который всем известен еще со школы: познание не только дается в слове, оно в нем творится. Читать далее

Джихад-майдан. Почему «русские мусульмане» участвуют в революциях в СНГ


© РИА Новости / Владимир Астапкович

МОСКВА, 7 мая — РИА Новости, Ева Синицына. В Ереване арестован лидер «русских мусульман» Максим Байдак, известный также как Салман Север и Богдан Калюсский. Разыскиваемый в России за призывы к терроризму обладатель украинского паспорта и его соратники — принявшие ислам русские националисты — активно участвовали в протестах на Болотной и в войне на Украине. Но стремление продолжить революционную борьбу в Армении может обернуться для Байдака экстрадицией и положить конец его политической карьере. Зачем «русские мусульмане» идут в революционеры — в материале РИА Новости. Читать далее

Исламовед Игорь Алексеев родился в 1975 году и принял ислам в юном возрасте. Причины его выбора, к сожалению, неизвестны. Примечательно, что принятие ислама Алексеев не афишировал и старался позиционировать себя в качестве светского ученого. Однако именно с его именем связана попытка создать первую мусульманскую общину славян при Исламском культурном центре Москвы в 1991 году 261.
В 1998 году Алексеев окончил восточный факультет Санкт-Петербургского государственного университета по кафедре истории стран Ближнего Востока. В настоящее время он является доцентом кафедры современного Востока Российского государственного гуманитарного университета и кандидатом исторических наук. Тема его диссертации: «Ислам в общественно-политической жизни России в XIX — начале ХХ вв.». По исламской линии Алексеев сотрудничает с нижегородской группой другого неофита Дамира Мухетдинова и с 2006 года работает директором научных программ Фонда поддержки и развития научных и культурных программ им. Ш. Марджани 262. Также Игорь Алексеев периодически выступает экспертом по истории ислама в России, исламизму и мусульманскому банкингу.

261 http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/11411/
262 http://www.mardjani.ru/ru/taxonomy/term/3

Переводчица Валерия Порохова

Среди ученых-неофитов больше всех прославилась переводчица Корана Валерия Порохова. Ее книга «Коран. Перевод смыслов и комментарии» стала одной из самых тиражируемых русскоязычных версий священной книги мусульман и самой скандальной.
Валерия Порохова родилась в 1940 году в городе Ухте. Ее мать была по происхождению немкой, а отец — немцем с английскими корнями. Порохова закончила Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. М. Тореза, после чего долго работала в Московском инженерно-физическом институте.
В 1975 году она вышла замуж за гражданина Сирии Мухаммада Саида Аль-Рошда, выпускника факультета шариата Дамасского университета, который в то время был студентом, а потом стал аспирантом Московского инженерно-строительного института. Через несколько лет Валерия крестилась в Царскосельском Екатерининском соборе и с тех пор считала себя воцерковленной православной христианкой. Однако в 1985 году супруги переехали из Москвы в Дамаск, где спустя некоторое время под влиянием мужа Валерия приняла ислам и взяла имя Иман. Читать далее

Иеромонах Михаил Киселев


Иеромонах Михаил Киселев родился в Сергиевом Посаде в православной семье.

С детства меня окружали храмы, я частенько бывал на службах в Троице-Сергиевой лавре. У меня был очень хороший крестный отец — священник, который преподал мне основы веры. Служил в армии тринадцать лет, потом решил связать свою дальнейшую жизнь со служением в православной церкви. Некоторое время служил в сане дьякона, затем был рукоположен в пресвитеры и формально был священником девять лет. Я служил в Сибири и на Украине, в Полтавской епархии. Закончил отделение религиоведения Харьковского Государственного Университета. В 2001 году я по религиозным убеждениям ушел за штат епархии, а в этом году принял Ислам в Нижегородской городской мечети. С детства я не видел себя иначе, как человека, который служит Богу и людям. Я всегда к этому стремился, а различные вехи биографии только откладывали начало данного служения. Будучи священнослужителем, я стремился помогать людям, старался быть хорошим пастырем, примером для подражания и в личной жизни, и в поведении…
— Ну, а что все-таки повлияло на Ваш выбор, Вы как иеромонах были практикующим священнослужителем… Почему именно Ислам, почему не протестантизм, например?
— Дело в том, что я очень долго искал свой собственный путь. Во‑первых, я познакомился с Исламом очень давно, еще до учебы в университете. Во время учебы, как религиовед по специальности, я теоретически изучал не только Ислам, но стремился узнать и другие направления Христианства, думая, что, возможно, истина там.
Я полагал, что в одном месте, в одной конфессии есть искажения, отступления, но в других направлениях Христианства можно найти порядок, истину. Но, внимательно изучая различные направления Христианства, я убедился, что и там ничего этого нет.
Большим толчком к тому, чтобы я обратился к Исламу, была книга Али Вячеслава Полосина «Почему я стал мусульманином». Потом уже я прочитал его работу «Преодоление язычества», кото-рая систематизировала все мои многолетние сомнения, недопонимания» 247.

Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 36)

Сергей Тимухин из Кемеровской области является не совсем типичным православным священником, принявшим ислам. К этой религии он пришел в ходе духовных поисков, которые привели его сначала в протестантизм. Впрочем, он сам исчерпывающе рассказал о своем пути. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 35)

Священник из Курска Владислав Сохин 1981 года рождения принял ислам по очень интересной причине: архиерей мешал ему заниматься автостопом в ущерб пасторской деятельности, а жена с тремя детьми создавала ему дополнительные проблемы. Сам он, правда, объяснял случившееся по-другому:

В то время я ставил себе эти вопросы и не находил на них ответа, продолжая служить священником и молясь перед престолом словами из Евангелия: «Верую, Господи, помоги моему неверию». Чтобы разобраться со всеми этими вопросами, я решил продолжить свое образование и поступил учиться в Санкт-Петербургскую Духовную Академию.
Там я постарался умножить свои знания, но в течение трех последующих лет обучения возникали только противоречия. Сами преподаватели нам говорили о многих несоответствиях между текстом Библии и современным учением церкви. А один даже заявил, что в Библии нет учения о жизни души после смерти! Естественно, все эти вещи нам предлагали фильтровать и не выдавать полученные знания в беседах с простыми прихожанами.
Параллельно я заочно поступил в Курский Госуниверситет на отделение религиоведения. Там я предполагал глубоко изучить все многообразие мировых религий. Но, к сожалению, и там основным направлением было православие, что не соответствовало предназначению факультета. Тут у меня появилась возможность путешествовать, и я решил посвятить свои поездки изучению мирового религиозного опыта.
Первая моя поездка была в Иран. Переступив границу Ирана, я сразу же поразился чистоте людей, их откровенности и гостеприимству. Я нигде не видел пьяной праздношатающейся молодежи. Еще меня поразило то, что практически все те, с кем я встречался, исповедовали Ислам не поверхностно, лишь внешне считая себя мусульманами, но исполняли все предписания Корана, строили по нему свою жизнь. И в этом есть огромный пример для тех, кто сегодня считает себя христианином лишь потому, что был крещен когда-то в детстве.
Посетив многие священные исламские места, я стал читать Коран и глубже изучать историю возникновения ислама. После Ирана я побывал в Косово, где увидел другую, не совсем приятную сторону мусульманской жизни, в которой разрушают православные храмы и убивают людей. Но при внимательном исследовании сербско-албанского конфликта я понял, что во всем этом религия не виновата. Ее использовали как средство, чтобы поссорить людей и получить власть над мелкими раздробленными государствами.
В январе этого года я участвовал в христианской конференции в Кении, а по ее окончании путешествовал по Африке. Там я также столкнулся с мусульманами и все более и более проникся к ним симпатией. В это же время я изучал Коран и основы ислама.
На Занзибаре со мной произошел такой случай. Прогуливаясь вечером по узким улочкам Стоунтауна, я встретил старика африканца, сидящего на пороге старой мечети. Я спросил его, где можно найти дешевое кафе, чтобы поужинать. Он встал и пошел показать мне хорошее место для трапезы и остался поужинать со мной.
За ужином старик спросил меня, чем я занимаюсь. Я ответил ему, что в данный момент сильно интересуюсь исламом. «А что ты будешь делать, когда изучишь ислам?» — спросил меня мой собеседник. «Буду изучать что-нибудь другое», — ответил я. Старик посмотрел мне прямо в глаза и сказал: «Я думаю, что ты примешь ислам». Тогда я не придал значения словам случайного знакомого, но именно в тот момент я впервые задумался о том, что могу стать мусульманином.
По возвращении домой я купил в книжном магазине много мусульманской литературы и стал внимательно ее изучать, продолжая в то же время исследование Библии. И с каждым днем все более и более проникался исламом, искал его.
Незадолго до того, как пришло окончательное решение о принятии ислама, мне в руки попался DVD диск, на котором был записан межрелигиозный диспут между мусульманином Али Вячеславом Полосиным и православным священником Даниилом Сысоевым. Я внимательно просмотрел обе части полемики и еще раз убедился в аргументированной позиции мусульман» 239.

Читать далее