Архив рубрики: Экспертное мнение

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 31)

Имам Абдульгалим Котлызаманов 1964 года рождения из поселка Чишмы Республики Башкортостан тоже родился в смешанной семье. Вот что указано в его официальной биографии: «А. Г. Котлызаманов принял ислам под влиянием своей очень набожной и получившей хорошее религиозное образование в 20‑е годы двадцатого века бабушки. Сын татарской девушки из небольшой деревни и рано бросившего семью рабочего-армянина, А. Котлызаманов полностью воспитывался бабушкой, от которой получил базовые знания об исламе. После нескольких лет работы высококвалифицированным сварщиком вернулся в деревню Ярмеево Чишминского района, обучался в Уфимском медресе под руководством Т.Таджутдина. После раскола и выделения ДУМ РБ из состава ЦДУМ поддержал руководство нового муфтията. Как и большинство других молодых имамов, зарабатывает на жизнь овощеводством. Став взрослым, поменял имя и фамилию на мусульманские. Среди имамов Башкортостана известен как радикальный, самостоятельно мыслящий религиозный деятель, получивший за ношение длинной бороды имидж «ортодоксального исламиста». Обладает несомненным личным обаянием и высоким уровнем религиозности, осуждает раскол религиозных общин, выступает за объединение под руководством одного муфтия» 216. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 30)

О некоторых новообращенных имамах и муфтиях известно совсем мало. Так, чуваш Марат Архипов в 1995 году создал в Чувашии альтернативный муфтият в рамках высшего координационного центра духовных управлений мусульман России и безуспешно пытался оспаривать полномочия муфтия Чувашии от ЦДУМ Альбира Крганова. Архипов принял ислам в Казани, видимо, благодаря женитьбе на татарке. После 1995 года особой активности он не проявлял 208.
Как принял ислам имам-террорист Дмитрий-Юсуф Петриченко, доподлинно неизвестно. Из его краткой биографии следует, что он родился в 1979 году в Башкортостане, по национальности украинец. Окончил Саратовскую академию права по специальности юрист-международник, после принятия ислама учился в медресе Башкортостана и Ирана, занимался предпринимательством. В начале нулевых Петриченко стал имамом мечети села Сингуль Татарский Тюменской области юрисдикции Совета муфтиев России, а в конце июня 2004 года был арестован по обвинению в распространении экстремистской литературы и подготовке террористических атак. Наряду со своими подельниками из Исламского культурного центра Дар уль-Аркам он оказался членом местной ячейки террористической организации Хизб ут-Тахрир. 4 октября 2005 года Петриченко был приговорен к заключению в исправительной колонии общего режима сроком на шесть лет 209. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 29)

Пятигорский имам Антон Степаненко родился в 1980 году в Хабаровске. Его мать Ирина Степаненко второй раз вышла замуж на мусульманина и переехала в Нальчик, где в возрасте 17 лет Степаненко принял ислам и имя Абдулла. По мнению матери, Антон долго выбирал между различными религиями и пришел к выводу, что ислам ему ближе всего 202.
Коран и мусульманские обряды будущий имам выучил благодаря отчиму, который, по всей видимости, оказался ваххабитом. Духовного образования он получить не успел, однако уже в 21 год был назначен на должность руководителя мусульманской общины Пятигорска 203.
В столице Кавказских Минеральных Вод Степаненко развил бурную деятельность, создав сеть по вербовке в террористические организации новообращенных мусульман. Известные террористы Виталий Раздобудько, Мария Хорошева и Виктор Двораковский прошли именно через его организацию, в которой насчитывались десятки членов.
25 января 2006 года Абдулла-Антон Степаненко был арестован по обвинению в похищении людей, вымогательстве, распространении экстремистской литературы и подделке документов. «По данным правоохранительных органов, господин Степаненко обвиняется в том, что насильно удерживал в домовладении одного из своих родственников — подростка, которого сам же привлек в общину. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 28)

Первый заместитель Равиля Гайнутдина по ДУМ РФ имам-мухтасиб Санкт-Петербургского мухтасибата Дамир Мухетдинов прославился в мусульманской среде не меньше, чем Евтеев. Его биография вообще заслуживает отдельной книги, поэтому постараемся обозначить только основные моменты жизни.
Дамир Ваисович Мухетдинов родился 18 июля 1977 года в Нижнем Новгороде в семье подпольных советских миллионеров, в то время определявшихся как спекулянты. Мать его была мишаркой, а национальность отца до сих пор вызывает жаркие споры. Из всех выдвинутых версий наибольшее распространение получила «цыганская», хотя достоверно подтвердить ее пока не удалось 193.
Мухетдинов рос в нерелигиозной семье, воспитываясь только матерью. О своем детстве он вспоминал так: «Маленький ребенок, который живет в Москве, в десять лет носит норковую шапку стоимостью под 250 рублей, которую позволяли себе только первые секретари ЦК или обкомов…Извините меня, но как Вам такая картина, да еще в советское время: иметь дома личного шофера и горничную? Да по советским меркам это была просто шикарная жизнь. И я не могу сказать, что меня тяготил какой-то страх Божий.
Ну что может напугать ребенка?.. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 27)

Духовенство

Cамым известным из новообращенных мусульман, реализовавших себя как духовный лидер, стал муфтий Северной Осетии Сергей-Али Евтеев.
Евтеев родился в 1974 году в Москве от русского отца и матери осетинки. Воспитывался в осетинской семье Комаевых у родственников матери в Беслане.
В 1996 году перешел в ислам под влиянием чеченских террористов. Обучался в ваххабитском медресе с. Учкекен Карачаево‑Черкесской Республики. Во время учебы Евтеев посещал учебные лагеря амира Хаттаба под Сержень-Юртом в Чечне и рассматривал возможность своего участия в «джихаде» против России. Также он тесно общался с салафитскими идеологами Кабардино-Балкарии Анзором Астемировым и Мусой Мукожевым (ликвидированными соответственно в 2009 и 2010 гг.) и даже называл их своими учителями. Однако от участия в военных действиях его удержала учеба в каирском университете Аль-Азхар, где Евтеев проучился четыре года. Затем он продолжил обучение в Международном исламском университете в Медине (Саудовская Аравия) на факультете «Основы религии и проповеди».
Евтеев был председателем мусульманской общины Беслана, некоторое время являлся имамом владикавказской мечети, часто выезжал с проповедями и рабочими поездками в районы республики. Также он работал заместителем муфтиев Северной Осетии
Руслана Валгасова и Мурата Тавказахова. 29 января 2008 года председатель ДУМ РСО-А муфтий Мурат-хаджи Тавказахов под давлением местных ваххабитов ушел в отставку и 31 января того же года новым муфтием республики был избран Али Евтеев, отозванный в связи с этим из Саудовской Аравии. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 26)

Среди журналистов‑неофитов стоит упомянуть Яна Гордеева из Казани, сына известной журналистки и правозащитницы Веры Постновой, а также обозревателя террористического портала «Кавказ-центр» Дмитрия Орлова.
Оппозиционный властям Татарстана Ян Гордеев принял ислам по интересной причине: «Я родился в православной семье и ислам принял в сознательном возрасте. Мы все выросли в 1990‑е, когда ненависть к чеченцам и исламу была общим местом. Помню, как в начале чеченской войны, когда я был еще подростком, то мечтал о том, чтобы всех чеченцев вырезали, а Чечню — разбомбили. Потом понял, что эту войну нужно заканчивать — а как, если ты не политик? Ее нужно заканчивать в своей душе и в своем сердце. Так я стал мусульманином». При этом его брат Глеб Постнов остался православным и продолжил дело матери, освещая жизнь мусульман Татарстана 183. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 25)

Судимости за свою деятельность приобрели еще два мусульманских журналиста-неофита: Ислам Яблоков из Санкт-Петербурга и Алауддин Дудко из Ингушетии.
Сергей Яблоков, впоследствии известный как Ислам, родился в 1982 году в городе Гагарин Смоленской области. В детстве он считался воцерковленным православным верующим, однако в храмах ему было неуютно и многое непонятно.

Все изменилось внезапно. Когда я познакомился в 1998 году с одним чеченцем. Он не отличался богобоязненностью, не был образцом добродетели. Однажды, видя во мне непреодолимую тягу к совершенству, он сказал мне: «Ты парень нормальный, умный, тебе нужно просто бросить свои дурные привычки и стать мусульманином». Я ответил ему, что я меня не хватит сил, еще раз покончить с пороками моей слабой стороны души. Но он сказал, что Аллах Всевышний делает десять шагов к тому, кто делает на Его пути один шаг и если ты идешь к нему навстречу, то Он бежит. Эти слова глубоко запали в сердце. Тем более, что почва для семени новой животворящей веры была готова. Мое знакомство с исламом началось с университетской скамьи. Я учился на историческом факультете и на втором курсе в рамках дисциплины «История стран Азии и Африки в средние века» мы коснулись истории арабов и появления ислама. И надо сказать, что еще оттуда я проникся уважением к этой религии. Во многом эта заслуга преподавателя восточного факультета Т. М. Семенковой, которая не постеснялась разрушить устоявшиеся стереотипы и искажения об истории ислама. Постепенно я стал знакомиться с людьми, которые окружали чеченца-мусульманина и действительно увидел и почувствовал, то, чего мне так не хватало — чувство братства, участие в твоих делах и, главное, искренность в отношениях. После этого я уже не сомневался и произнес шахадат: свидетельство веры»,— так объяснял свой приход к исламу Яблоков 177.

Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 24)

Журналисту Камалю-Антону Евстратову из Воронежа аналогично не посчастливилось получить судимость за экстремистские тексты. В 2007 году он, будучи студентом-историком, принял суннитский ислам после путешествия в Египет, а через год перешел в шиизм.

Меня сразу заинтересовала арабская культура, и я решил, что обязательно буду ее изучать. Когда вернулся в Воронеж, познакомился со студентами из арабских стран, они начали меня понемногу учить языку. Параллельно я самостоятельно начал изучать ислам, сейчас уже читаю на арабском отдельные суры Корана. Родные отнеслись к этому довольно прохладно… Я нормально отношусь к христианству, но ислам показался религией, которая гораздо ближе мне. Я постепенно начал подумывать о том, чтобы принять ее. Через два года, в январе 2007-го, я принял эту веру. Большинство моих друзей и знакомых среагировали спокойно: мол, это твое личное дело»,— рассказывал он о причинах смены веры 173.

Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 23)

Журналистка, активистка НБП и Исламского комитета России Татьяна Тарасова, известная также как Доррисон, также как и Ежова, окончила философский факультет МГУ, во время учебы на котором стала живой легендой всего университета. Ее увлечение наркотиками, алкоголем, любовь к психоделическим практикам, биологии и философии надолго запомнились однокурсникам, благо их у нее было много. Тарасова дважды поступала на биологический факультет МГУ, откуда неизменно отчислялась, в итоге окончила философский факультет этого вуза, отделение религиоведения 168.
Во время длительной учебы в МГУ Тарасова слушала лекции Александра Дугина, принимала участие в протестных акциях и даже вступила в НБП, откуда ее выгнали за недостойное поведение. По словам Тарасовой, ислам она приняла в 2004 году после длительного изучения этой религии, хотя, вне всякого сомнения, свою роль здесь сыграли протестные настроения и мода на ислам в НБП 169. Приняв имя Фатима, она поступила на работу в Исламский комитет России, где стала одной из главных соратниц Гейдара Джемаля. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 20)

Параллельно с Маркусом и Леон в структурах близких к Совету муфтиев России работал журналист Валерий-Исмаил Емельянов. Об этой колоритной фигуре известно немного. Сам Емельянов именует себя историком-религиоведом и исполнительным директором Ассоциации международного сотрудничества «Время и мир», знатоком албанского языка и специалистом по Албании, исламо-иудейскому диалогу, а также новообращенным мусульманам 160.

В 1990-х годах он называл себя католиком и жил в Израиле, потом развелся с женой и вернулся в Россию, где не просто стал «русским мусульманином», но и работал на сайтах «Ислам.ру», «Исламинфо», в газете «Все об исламе» под руководством Полосина. Однако в январе 2006 года бывшие соратники по «русскому исламу» неожиданно обнаружили Емельянова, надевшего на голову иудейскую кипу с надписью «ФЕОР» (Федерация еврейских общин России).

А на сайте «Ислам.ру» были возмущены и шокированы тем, что их прежний соратник Емельянов теперь стал присылать им статьи, в которых он призывал всех мусульман молиться о здравии… Ариеля Шарона. Сам же Валерий Емельянов в интервью «ПРАВДЕ.Ру» подтвердил, что надевал иудейскую кипу, но в связи с этим предлагает делать вывод не о том, что он перешел из ислама в иудаизм, а о том, что он был и остается «авраамическим  монотеистом», — так описывал его биографию исследователь современного российского ислама Михаил Тульский 161. Читать далее