Архив рубрики: Статьи

Неофит из Ставрополья Шевцов Александр осужден за хранение наркотиков и укрывательство террористов!

Уроженцы Ставрополья Артем и Александр Шевцовы осуждены за участие в «хасавюртовской» банде.
В 2014 году Артем Шевцов принял радикальный ислам, а спустя два года уехал в Дагестан. Там он познакомился с бандгруппой, а позже стал ее участником.
Вскоре радикальный ислам принял и его родной брат Александр Шевцов. В июле 2017 года его осудили за участие в незаконном вооруженном формировании и приговорили к четырем годам колонии общего режима.
12 сентября суд вынес вердикт Артему Шевцову. Его приговорили к десяти годам колонии строгого режима.

ЖИЛ-БЫЛ ВАНЯ СЕЛЕНЦОВ…

В последнее время в Интернете появились заявления об исчезновении в Крыму Селенцова Ивана Сергеевича, известного в крымской религиозной среде под именем Валид Абу Юсуф.

ПРОЕКТ «ЧИТАЙ» | Читай во имя Господа своего

ВНИМАНИЕ!! РАСПРОСТРАНЯЙТЕ ПО МАКСИМУМУ!

Пропал Абу Юсуф (Селенцов Иван Сергеевич). Примерно с 14:00 17 марта никто не может выйти с ним на связь! г. СИМФЕРОПОЛЬ. КРЫМ.

Приметы: рост 185 см, плотного спортивного телосложения, короткая стрижка.

Большая просьба, все, кто обладает хоть какой-то информацией об этом человеке, сообщить её по телефону:

066 368 79 28 / ЭНВЕР КАДЫРОВ

Группой независимых хакеров «КиберБеркут» была внимательно проанализирована информация в социальных сетях об этом «персонаже» и выплывают реально интересные факты о Валиде Абу Юсуфе. Заинтересовавшись всерьез жизненными перипетиями Вани (будем в дальнейшем его так и называть), спецами КиберБеркута были взломаны аккаунты Вани и получен доступ к его компу. Предлагаем пользователям внимательно ознакомиться с жизнью «проповедника идей радикального ислама». Читать далее

«САМОПОДРЫВ ДОЛЖЕН БЫЛ СОВЕРШИТЬ КТО-ТО ИЗ НАС ТРОИХ»

Северо-Кавказский окружной военный суд допросил Викторию Семенову, которая, приняв ислам, должна была совершить подрыв в одном из гипермаркетов Ростова-на-Дону. Девушка, которую задержали сотрудники ФСБ и СКР, сейчас является свидетельницей обвинения в суде над бывшими студентками Татьяной Карпенко и Натальей Гришиной, пытавшимися организовать теракт. Читать далее

В Москве встретили 6-летнюю Лизу, которую мама пыталась увезти к исламским радикалам

Вместе со своим новым возлюбленным женщина хотела увезти ребенка в Сирию, чтобы там примкнуть к радикальным движениям. Пару задержали и поместили в миграционную тюрьму. Вместе с мамой и отчимом в депортационном центре находилась и Лиза. Накануне ее все-таки удалось вернуть на родину. Теперь отец девочки хочет лишить бывшую жену родительских прав.

Как передает корреспондент НТВ Сергей Сыркин, в зале прилета аэропорта Шереметьево с букетом цветов Лизу ждал дедушка. Это он из России координировал спасательную операцию.

Валерий Уханов: «Общей массой, всей Россией, скажем так, удалось привезти нашу внучку, мою девочку, домой».

Как только двери открылись, родственники бросились обнимать ребенка. Страх вновь потерять Лизу будет преследовать их еще долго. Чуть позже папа рассказал, что домой Лиза вернулась с тем же рюкзачком, собранным в поездку мамой. В девчачьей сумке — юбка в пол и хиджаб. «Свожу дочку на месяц в Турцию, отдохнуть» — говорила бывшая жена Сергею. Оказалось, Турция — лишь остановка на пути в Сирию.

Сергей Уханов: «Было у меня опасение, мы посоветовались и решили, с мамой же едет, не может же мама ее куда-то завезти, как-то подставить, сделать ей плохо».

В ислам Светлану маму Лизы привел ее новый возлюбленный Евгений. Но никто и подумать не мог, что пара увлечется радикальными течениями. Перед тем как пересечь границу с Сирией, Светлана позвонила и рассказала о планах собственной маме, и уже та сообщила Сергею. Бывшие теща и зять бросились в Турцию спасать родных и нашли их в миграционной тюрьме. Турецкие власти задержали Светлану, Евгения и двух девочек на границе с поддельными документами.

Почти две недели Сергей пытался вывезти 6-летнюю дочь на родину. На помощь пришли российские дипломаты и глава Чечни Рамзан Кадыров. Бюрократические процедуры тянулись до последнего момента. За день до вылета Сергея и Лизу продолжали допрашивать и отказывались выпускать из страны.

Сергей Уханов: «Очень сложная была процедура. Мы сначала поехали в полицейский участок по детям, потом в другой участок, там заявление, потом нас передали в следующий участок. Везде давали показания. Только к 20:00 смогли освободиться. И то думали, что будем опять ночевать в миграционной тюрьме».

Минувшую ночь Лиза провела в Подмосковье, где сейчас живет ее папа. Уже сегодня они отправятся в родной Саратов. Домом для девочки станет квартира бабушки и дедушки. В турецкой миграционной тюрьме до сих пор находятся остаются трое российских граждан, так и не завершивших свое путешествие к новой жизни. Там остались Светлана, ее супруг Евгений и их общий ребенок.

http://m.ntv.ru/novosti/1872018/

Мигранты в ислам: бывшие европейские христиане присоединяются к джихадистам

© РИА Новости. Денис Ворошилов

МОСКВА, 28 мар — РИА Новости, Игорь Гашков. Террористический акт, совершенный 22 марта в Лондоне бывшим христианином Эдрианом Элмсом, — до сих пор до конца не раскрытое преступление.

Что заставило уроженца Кента сменить религию и имя, переехать на Ближний Восток, а позднее возвратиться домой, готовя массовое убийство?
Статистические данные показывают: приблизительно 20% участников исламистских организаций в Европе воспитывались в другой вере. Бывшие христиане и атеисты отправляются воевать в Сирию, оказывают финансовую и логистическую помощь террористам, а также становятся преступниками сами.
Помимо Элмса, у бывших христиан-джихадистов есть и другая знаковая фигура — Фабьен Клэн, известный как голос ИГ*. Читать далее

Ислам в России (часть 3) Р.А. Силантьев

Другие факторы

В девяти оставшихся случаях вовлечение в агрессивный исламизм происходило по иным мотивам. Террорист Павел Печенкин из Республики Марий Эл и подросток Виталий из Тверской области (его фамилия в СМИ не указана по причине несовершеннолетия), намеревавшийся взорвать самодельной, но эффективной бомбой местное отделение полиции, стали ваххабитами под влиянием интернет-пропаганды. Переехавшего в Канаду уроженца Ханты-Мансийского АО террориста Вильяма Плотникова, примкнувшего к сирийским террористам Егора Рябинина из Санкт-Петербурга и экстремиста Александра Артеева из Адыгеи на этот путь привел духовный поиск. Михаил Загвоздкин из Ленинградской области и Валерий Лукьянов примкнули к чеченским террористам из корыстных соображений, как наемники. Воевавшего в Чечне омоновца Эдуарда Засетту из Приморского края привело в исламизм восхищение врагами, а пытавшегося примкнуть к боевикам «Талибана» Андрея Баталова из Ханты-Мансийского АО очаровала восточная культура. Выехавший в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) житель татарстана Михаил Головенко объяснял свой странный поступок желанием избежать наказания за совершенное на родине преступление. Таким образом, исходя из сделанной выборки, главными причинами для вовлечения «русских мусульман» в радикальные организации являются: – влияние друзей – 46 %; – влияние родных – 24 %; – протестные настроения – 8 %; – влюбленность – 7 %; – плен – 5 %; – духовный поиск – 3 %; – интернет-пропаганда – 2 %; – корыстные мотивы – 2 %; – иное – 3 %. Данная раскладка проясняет целый ряд моментов. Во-первых, есть основания полагать, что роль интернет-пропаганды в деле вербовки людей в террористические организации значительно преувеличена. По мере распространения Интернета и усиления работы террористов в социальных сетях этот фактор, безусловно, приобретает большую значимость, однако подавляющее большинство людей, заинтересовавшихся радикализмом в сети, стараются выйти на его носителей в реальной жизни. А если им это не удается, то лишь очень небольшой процент готов преступить закон. Таким образом, наибольшую вербовочную угрозу представляют друзья потенциальных жертв, что верно также для вовлечения в нерелигиозные банды или наркоманию. Впрочем, этот фактор актуален преимущественно для мужчин, в то время как женщины пополняют ряды агрессивных исламистов в основном благодаря влиянию мужей и возлюбленных. Известно немало случаев, когда вербовщики того же ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) специально охотились на романтичных девушек, мечтающих о муже-герое. Принятие ваххабизма в плену в настоящее время практически сошло на нет, зато весьма актуальной остается проблема вербовки в местах заключения. Восемь процентов всех рассмотренных радикалов и десять процентов радикалов мужского пола стали таковыми под влиянием сокамерников. Несмотря на все усилия ФСИН, эту проблему пока решить не удается по причине большого числа статей УК РФ, использующихся для изоляции от общества агрессивных исламистов. Другим интересным наблюдением является усиливающийся отток носителей фашистской идеологии в исламистские секты. При этом фашисты, пополняющие ряды ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) и других террористических организаций, не меняют своих политических взглядов, оставаясь приверженцами теории расовой неполноценности. Впрочем, террористов эта их особенность волнует мало.

Заключение

Исходя из проведенного анализа, можно сделать вывод, что террористические и экстремистские организации способны восполнять свои потери и даже увеличивать численность последователей в первую очередь за счет разветвленной сети профессиональных пропагандистов и прочих пособников. В связи с этим именно на этой группе преступников следует концентрировать оптимизацию соответствующего законодательства, что видится гораздо эффективней борьбы с десятками тысяч вербовочных ресурсов в сети Интернет.

Литература

  1. Излученко Т.В. Русские мусульмане: радикализация религиозных взглядов в исламе // Исламоведение. – 2014. — № 2. – С. 26-31.
  2.  Излученко Т.В. Русский ислам: современное положение и тенденции развития // Вестник Красноярского государственного педагогического университета. – 2013. – № 1. – С. 278–282.
  3.  Ракитянский Н.М., Зинченко М.С. Политико-психологическое измерение русского исламизма // Международные отношения. – 2015. – № 3. – С. 348–357.
  4.  Ракитянский Н.М., Зинченко М.С. Русские исламисты как политико-психологическая реальность // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 16. Психология. Педагогика. – 2015. – № 3. – С. 70–82.
  5.  Кабищанов Ю.М. Мусульмане России, коренные мусульмане и русские мусульмане // Мусульмане изменяющейся России. – М., 2002. – С. 61–105.
  6.  Сулейманов Р.Р. Русские мусульмане в постсоветской России URL: http://www.apn.ru/publications/article27336.htm. Режим доступа свободный.
  7.  Беккин Р.И. Русские мусульмане: заблудшая секта или авангард русской уммы? // Дружба народов. – 2012. – № 10. – С. 152–172.
  8.  Баконина М.С. Ислам в России: болевые точки, явные и тайные / Международная конференция «Ислам в России: культурные традиции и современные вызовы» // Материалы Международной научной конференции. – СПб, 2013. – С. 32–38.
  9.  Сиражудинова С.В. Неофиты в структуре радикального ислама // Информационные войны. – 2015. – № 4 (36). – С. 94–99.
  10.  Иванов В.В. Радикальный ислам среди русских Поволжья и его последствия URL: http://riss.ru/analitycs/4701/#.UuUTvNLHnUJ Режим доступа: свободный.
  11.  Асташкин Н., Богатырев А., Долинин А., Прыганов С. Власовцы возвращаются? // Красная звезда. – 2003. – 13 сентября.

Izluchenko T.V. Russkie musul’mane: radikalizacija religioznyh vzgljadov v islame [Russian Muslims: Radicalization of Religious Views in Islam] Islamovedenie [Islamic Studies], 2014, no. 2, S. 26–31 (In Russian).

2. Izluchenko T.V. Russkij islam: sovremennoe polozhenie i tendencii razvitija [Russian Islam: Modern Situation and Tendencies of Development] Vestnik Krasnojarskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta [Bulletin of Krasnoyarsk State pedagogical University], 2013, no. 1, S. 278–282 (In Russian).

3. Rakitjanskij N.M., Zinchenko M.S. Politiko-psihologicheskoe izmerenie russkogo islamizma [The Political and Psychological Dimension of Russian Islamism] Mezhdunarodnye otnoshenija [International Relations] 2015, no. 3, S. 348–357(In Russian).

4. Rakitjanskij N.M., Zinchenko M.S. Russkie islamisty kak politiko-psihologicheskaja real’nost’. [Russian Islamists as Political and Psychological Reality] Vestnik SanktPeterburgskogo universiteta. Serija 16. Psihologija. Pedagogika [Bulletin of St. Petersburg University. Series 16. Psychology. Pedagogy], 2015, no. 3, S. 70–82 (In Russian).

5. Kabishhanov Ju.M. Musul’mane Rossii, korennye musul’mane i russkie musul’mane [The Muslims of Russia, Indigenous Muslims and Russian Muslims] Musul’mane izmenjajushhаjsja Rossii [Muslims of the Changing Russia]. Moscow, 2002. S. 61–105 (In Russian).

6. Sulejmanov R.R. Russkie musul’mane v postsovetskoj Rossii [The Russian Muslims in the Post-Soviet Russia] URL: http://www.apn.ru/publications/article27336.htm . (In Russian).

7. Bekkin R.I. Russkie musul’mane: zabludshaja sekta ili avangard russkoj ummy? [Russian Muslims: an Erring Sect or the Vanguard of the Russian Ummah?] Druzhba narodov [Peoples Friendship]. 2012, no. 10. S. 152–172 (In Russian).

8. Bakonina M.S. Islam v Rossii: bolevye tochki, javnye i tajnye. [Islam in Russia: the Obvious and Secret Sore Spots]. Mezhdunarodnaja konferencija islam v Rossii: kul’turnye tradicii i sovremennye vyzovy. Materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferen [Proceedings of the International academic conference “Islam in Russia: Cultural Traditions and Contemporary Challenges] St. Petersburg, 2013. S. 32–38 (In Russian).

9. Sirazhudinova S.V. Neofity v strukture radikal’nogo islama [Neophytes within Radical Islam] Informacionnyj vojny [Information Wars], 2015, no. 4 (36). S. 94–99 (In Russian).

10. Ivanov V.V. Radikal’nyj islam sredi russkih Povolzh’ja i ego posledstvija [Radical Islam among the Russians of the Volga Region and Its Consequences] URL: http://riss.ru/analitycs/4701/#.UuUTvNLHnUJ (In Russian).

11. Astashkin N., Bogatyrev A., Dolinin A., Pryganov S. Vlasovcy vozvrashhajutsja? [Are Vlasovites Coming Back?] Krasnaja zvezda [The Red Star], 13 sentjabrja 2003 (In Russian).

Ислам в России (часть 2) Р.А. Силантьев

Влияние семьи

Вторым по значимости мотивом вступления в экстремистские и террористические организации оказалось влияние родственников. Действительно, еще на примере неисламских сект известно, что человек, попавший в тоталитарную религиозную организацию, старается втянуть в нее всех своих родных, а в случае их отказа прерывает общение. Влияние отчимов привело к принятию ваххабизма террористов Саида-Александра Тихомирова-Бурятского из Бурятии и Максима Панарьина из Карачаево-Черкесии, а также экстремиста и вербовщика террористов из Пятигорска имама Антона-Абдуллу Степаненко. Под дурное влияние мужей-террористов попали Елизавета Акчурина и Олеся Трунова из Кабардино-Балкарии, Инна Черенкова и Алла Сапрыкина из Дагестана, Дарья Иценкова из Астрахани, Мария Хорошева из Ставропольского края (ее сожитель Дмитрий Раздобудько был т. н. «шариатским мужем»), Кристина Преснякова из Воронежа, Нелли Рукавишникова из Чувашии, Юлия Крюкова-Насретдинова из Санкт-Петербурга, Регина Васильева из Татарстана, Ольга Шредер из Якутии, Ева Робски из Краснодарского края и Анна Дроздовская из Ярославской области. Не все из вышеперечисленных дам остались в живых – Черенкова, Сапрыкина и Хорошева погибли в Дагестане, Шредер – в Пакистане, а перспективы выехавших в ИГ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) Пресняковой, Робски, Крюковой-Насретдиновой и Васильевой достаточно пессимистичны. Читать далее

Ислам в России (часть 1) Р.А. Силантьев

Мы начинаем серию публикаций экспертных материалов по проблеме неофитов и деструктивного прозелитизма от автора Р.А. Силантьева.

Основные причины вовлечения новообращенных мусульман России  в экстремистскую и террористическую деятельность

Московский государственный лингвистический университет, rsilantiev@mail.ru; «Независимая газета», maltcev.v@gmail.com; Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, a.v.savvin@mail.ru В современной России все чаще в противоправную деятельность вовлекаются лица, мотивированные религиозными убеждениями. Более тысячи неофитов уже совершили уголовные преступления, такие, как экстремизм, терроризм, разбои, бандитизм, наёмничество, торговля оружием и наркотиками, мошенничество и ряд других. Особую тревогу вызывает факт возникновения целых бандформирований, состоящих из новообращенных мусульман радикальных взглядов. В статье анализируются основные причины радикализации новообращенных мусульман в современной России на примере выборки из 100 человек из различных регионов Российской Федерации, в период с 1995 по 2015 гг. пополнивших ряды экстремистских и террористических организаций. Отдельно исследуется степень влияния на новообращенных друзей, родственников, возлюбленных, состояния духовного поиска, наличия протестных и корыстных мотивов, пребывания в плену, зависимость от интернет-пропаганды. Результаты исследования показывают, что главным фактором вербовки неофитов является деструктивная деятельность их окружения. Читать далее

Неофит – казнить нельзя помиловать!

Любая религия стремится к расширению своей паствы. Переживая различные периоды развития, прозелитская активность миссионеров видела взлеты и падения. Вера насаждается мечем и добрым словом, жжет костры фанатизма и впадает в забвение. Но во все времена между конфессиями идет незримое и необъявленное противостояние за главное богатство любой религии – людей.

В большинстве случаев конфессиональную ориентацию от рождения — «по умолчанию» определяет вера родителей, то есть их этническая принадлежность. Татарин – мусульманин, русский – православный, еврей – иудей и т.д. Однако с течением времени под влиянием внешней среды либо душевных исканий человек может сделать уже осознанный выбор в пользу той или иной религии.

Людей сменивших веру называют по разному: вновь обращенные, неофиты, муртадды или ренегаты, и отношение к ним в различных религиях разное, хотя и в целом негативное. Так людей вышедших из христианства паства осуждает, грозит карой божьей, а в исламе предателям грозит смерть. Примечательно, что при таком ревностном отношении ислама к своим последователям данная религия самым активным образом поощряет прозелитизм. Магометянину, приведшему в ислам неофита, обещан рай-ахират и чем радикальнее исламское учение (ваххабиты, салафиты, матхалиты и т.д.), тем активнее они вербуют свое окружение. Читать далее

Ренегат ни в чем не виноват!

Никто ни обращал внимания, с каким упорством в Интернете качается тема русских принявших ислам — неофитов? На большинстве сайтов они выставляются жертвами произвола правоохранительных структур или притеснения т.н. «кяфирами» (то есть не мусульманами).

Я думаю ни один неофит, а равно и другой правоверный не сдержит слез и гневных восклицаний читая как ущемляются гражданские права их русских братьев и сестер.

Например, на sunna.su статейка с претендующим на жалобу в гаагский суд названием: «В Дагестане преследуют русских мусульман.». Жуть! Беспредел!

«В Дагестане сотрудники право(!)охранительных органов проявляют нездоровый интерес к любому мусульманину, который строго придерживается канонов ислама, но в зону повышенного риска попадают новообращенные славяне. Особо тяжело приходится тем, кого люди в погонах относят к так называемым салафитам. Столкнуться с печальной спецификой работы силовиков в Дагестане довелось и семье жителя Воронежа, выпускника академии искусств, в прошлом оперного певца Воронежского театра оперы и балета Билала (Андрея) Богданова.» Читать далее