Архив автора: admin

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 25)

Судимости за свою деятельность приобрели еще два мусульманских журналиста-неофита: Ислам Яблоков из Санкт-Петербурга и Алауддин Дудко из Ингушетии.
Сергей Яблоков, впоследствии известный как Ислам, родился в 1982 году в городе Гагарин Смоленской области. В детстве он считался воцерковленным православным верующим, однако в храмах ему было неуютно и многое непонятно.

Все изменилось внезапно. Когда я познакомился в 1998 году с одним чеченцем. Он не отличался богобоязненностью, не был образцом добродетели. Однажды, видя во мне непреодолимую тягу к совершенству, он сказал мне: «Ты парень нормальный, умный, тебе нужно просто бросить свои дурные привычки и стать мусульманином». Я ответил ему, что я меня не хватит сил, еще раз покончить с пороками моей слабой стороны души. Но он сказал, что Аллах Всевышний делает десять шагов к тому, кто делает на Его пути один шаг и если ты идешь к нему навстречу, то Он бежит. Эти слова глубоко запали в сердце. Тем более, что почва для семени новой животворящей веры была готова. Мое знакомство с исламом началось с университетской скамьи. Я учился на историческом факультете и на втором курсе в рамках дисциплины «История стран Азии и Африки в средние века» мы коснулись истории арабов и появления ислама. И надо сказать, что еще оттуда я проникся уважением к этой религии. Во многом эта заслуга преподавателя восточного факультета Т. М. Семенковой, которая не постеснялась разрушить устоявшиеся стереотипы и искажения об истории ислама. Постепенно я стал знакомиться с людьми, которые окружали чеченца-мусульманина и действительно увидел и почувствовал, то, чего мне так не хватало — чувство братства, участие в твоих делах и, главное, искренность в отношениях. После этого я уже не сомневался и произнес шахадат: свидетельство веры»,— так объяснял свой приход к исламу Яблоков 177.

К этому моменту молодой человек переехал в Санкт-Петербург, где познакомился с местными мусульманами юрисдикции Совета муфтиев России и проявил значительную активность. Сначала Ислам Яблоков сформировал небольшую, но весьма заметную в информационном поле, исламскую молодежную общину «Ад Дауа» русско-чеченскую по своему этническому составу. В 1999 года Яблоков возглавил региональное отделение общественно-политического движения «Рефах», а впоследствии вошел в руководящие органы Евразийской партии России 178. Он активно проповедовал в Интернете, пытаясь организовать массовое обращение русских к исламу.
Через некоторое время Яблоков заинтересовался идеологией террористической организации «Хизбу ут-Тахрир», которой посвятил ряд статей и, в конце концов, примкнул к ней 179. Пропаганда идей этой террористической организации и уничижительные материалы о шиитах заинтересовали правоохранителей, которые арестовали журналиста в июне 2014 года 180. Следствие установило, что он был одним из лидеров местной ячейки «Хизбу ут-Тахрир».
В настоящее время в списке Росфинмониторинга Яблоков значится как террорист 181.
Украинец Алексей Дудко принял ислам после того как влюбился в ингушку. Он быстро ассимилировался среди ее народа, приняв имя Алауддин, подружился с известным ингушским оппозиционером Магомедом Евлоевым и помогал ему развивать сайт «Ингушетия.ру». 4 мая 2011 года Дудко был задержан правоохранителями, которые изъяли у него наркотики, а у его пособника Миксима Рогова — две мины.

Видимо, все дело в сайте «Ингушетия.ру». Там мы давали информацию об ингушском прокуроре, которую сливали сами сотрудники ФСБ. И не только. И после этого я — ваххабит, террорист, руководитель банды с двумя железками. Я являюсь политическим заключенным. Придется обращаться в высшие инстанции — в Верховный и в Европейский суд»,— жаловался задержанный журналистам, однако позже выдвинул версию, что его подставили покушавшиеся на квартиру родственники 182.

10 июня 2011 года суд приговорил Дудко к шести годам заключения в колонии общего режима за незаконный оборот оружия и наркотиков.

177 http://www.nn.ru/community/user/experience/?do=read&thread=1489192&topic_id=31157740&year=2011
178 Материалы сайта «Ислам в Санкт-Петербурге» http://muslim.by.ru/
179 http://mognovse.ru/pud-shiiti-i-shiizm.html
180 http://stringer-news.com/Publication.mhtml?Part=37&PubID=31810
181 http://www.spbdnevnik.ru/news/2014–11–05/v-peterburge-troikh-predpolagaeymykh-chlenov-khizb-ut-takhrir-ne-vypustili-iz-sizo/
182 http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/187085/

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 24)

Журналисту Камалю-Антону Евстратову из Воронежа аналогично не посчастливилось получить судимость за экстремистские тексты. В 2007 году он, будучи студентом-историком, принял суннитский ислам после путешествия в Египет, а через год перешел в шиизм.

Меня сразу заинтересовала арабская культура, и я решил, что обязательно буду ее изучать. Когда вернулся в Воронеж, познакомился со студентами из арабских стран, они начали меня понемногу учить языку. Параллельно я самостоятельно начал изучать ислам, сейчас уже читаю на арабском отдельные суры Корана. Родные отнеслись к этому довольно прохладно… Я нормально отношусь к христианству, но ислам показался религией, которая гораздо ближе мне. Я постепенно начал подумывать о том, чтобы принять ее. Через два года, в январе 2007-го, я принял эту веру. Большинство моих друзей и знакомых среагировали спокойно: мол, это твое личное дело»,— рассказывал он о причинах смены веры 173.

Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 23)

Журналистка, активистка НБП и Исламского комитета России Татьяна Тарасова, известная также как Доррисон, также как и Ежова, окончила философский факультет МГУ, во время учебы на котором стала живой легендой всего университета. Ее увлечение наркотиками, алкоголем, любовь к психоделическим практикам, биологии и философии надолго запомнились однокурсникам, благо их у нее было много. Тарасова дважды поступала на биологический факультет МГУ, откуда неизменно отчислялась, в итоге окончила философский факультет этого вуза, отделение религиоведения 168.
Во время длительной учебы в МГУ Тарасова слушала лекции Александра Дугина, принимала участие в протестных акциях и даже вступила в НБП, откуда ее выгнали за недостойное поведение. По словам Тарасовой, ислам она приняла в 2004 году после длительного изучения этой религии, хотя, вне всякого сомнения, свою роль здесь сыграли протестные настроения и мода на ислам в НБП 169. Приняв имя Фатима, она поступила на работу в Исламский комитет России, где стала одной из главных соратниц Гейдара Джемаля. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 22)

Другая мусульманская журналистка Фатима-Анастасия Ежова (1982 года рождения) тоже успела вступить в конфликт с руководством сайта «Ислам.ру». В ее случае камнем преткновения стал шиизм — религиозное течение, которые ваххабиты не приемлют ни в каком виде.
Ежова окончила философский факультет Московского государственного университета (МГУ), после чего некоторое время состояла в Исламском комитете России. Свой путь к исламу она описывала так: «Я выросла в подмосковном городе Троицк. Отец у меня физик, мама — врач. Я никогда не была крещена. Несмотря на то, что в детстве нас учили, что как бы Бога нет, тем не менее, сердцем я понимала, что Он есть. Я училась в гуманитарном классе с углубленным изучением литературы. Мы изучали мировую художественную литературу, Библию, философию. Я прочитала и Ветхий и Новый заветы, и поняла, что не могу принять христианства. У меня вызвали отторжение институт церкви, догматы о троице, и практически весь комплекс христианских представлений, но при этом чрезвычайную симпатию вызвала фигура самого Иисуса. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 21)

Журналистка Айша-Галина Бабич долгое время работала на портале «Ислам.ру» в должности редактора и автора аналитических статей, систематически защищая ваххабитов и обличая их оппонентов из числа российских муфтиев. В какой-то момент она вступила в конфликт с работодателем и обратилась с письмом к тем самым муфтиям. Приведем его с некоторыми сокращениями:

В 2002 году я поступила на работу в организацию «Ансар», возглавляемую  Маратом  Кадировичем  Сайфутдиновым,  и приняла  Ислам. В течение шести лет я работала на сайте Ислам.Ру, учрежденном  этой  организацией,  под  непосредственным  началом  М. К. Сайфутдинова.  В мои  обязанности  входило  ведение  российской  новостной ленты сайта, мониторинг СМИ, литературное редактирование выпускаемых ежедневно материалов, изготовление коллажей и баннеров и публикация их на сайте, написание статей, репортажей, интервью, выезд на исламские мероприятия, администрирование различных служб сайта и др.
Свидетельством моей трудовой деятельности являются опубликованные на сайте новости из жизни российских мусульман за период с декабря 2002 по декабрь 2007 года; статьи, репортажи, интервью, очерки, фельетоны, рецензии за период с декабря 2002 по ноябрь
2008 года.  Работники  мусульманских  общественных  организаций различных  регионов  России  (Астрахань,  Архангельск,  Вологда,  Иркутск, Казань, Махачкала, Москва, Нижний Новгород, Пенза, Петрозаводск, Саратов и т. д.) были моими собеседниками и ньюсмейкерами на протяжении всех этих лет.
Следует  отметить,  что  до того  как  стать  сотрудницей  сайта Ислам.Ру, я имела 8-летний непрерывный стаж работы в других организациях.  При  поступлении  на работу  25 ноября  2002 года  мною была  передана  трудовая  книжка  лично  в руки  М. К. Сайфутдинову. Работа  на сайте  Ислам.Ру  занимала  более  10 часов  в сутки.  Это было основное и в течение нескольких лет единственное место моей работы.
На  протяжении  всего  периода  с конца  2002 по начало  2009 года Марат  Сайфутдинов,  возглавляя  ресурс  Ислам.Ру,  а также  благотворительный  фонд  «Ансар»  и одноименный  издательский  дом,  систематически  нарушал  мои  гражданские,  трудовые  и авторские права. Заработная плата не выплачивалась в должном объеме, количество  трудовых  обязанностей,  оговоренных  изначально,  неуклонно росло.  В апреле  2009 года,  в ответ  на мои  попытки  уволиться,  Марат Сайфутдинов отказался выдать мне трудовую книжку, оформленную  в соответствии  с требованиями  законодательства,  отказался совершать в пенсионный фонд отчисления, положенные по закону, а также отказался выплачивать долги по заработной плате.
В  хадисе,  переданном  Абу  Мансуром,  сказано:  «Договор  подобен долгу  или  превыше  его».  Но в 2006 году  Марат  Сайфутдинов  издал мою книгу и занялся ее продажей без заключения со мной авторского договора  и не отчисляя  мне  положенной  авторской  доли  с прибыли, отрывки из книги публиковались на портале без моего ведома.
Религия  Ислам  призывает  нас  требовать  восстановления  нарушенных  прав  всеми  доступными  законными  способами.  Мы  обязаны отстаивать  свое  имущество  и свою  честь  и бороться  с несправедливостью. В этой связи в Кузьминский районный суд г. Москвы мною были  поданы  иск  о защите  авторских  прав  и иск  о восстановлении
записи в трудовой книжке и выплате долгов по заработной плате.
В  качестве  доказательств  в суд  были  предоставлены  опубликованные  на сайте  статьи  и черновики,  принятые  в рабочем  офисе факсы,  ставшие  источником  публикаций,  приведены  документы, доказывающие  наличие  трудовых  отношений  (выписки  из Пенсионного  фонда  РФ).  Выступившие  в суде  свидетели  подтвердили  факт моей  работы  на сайте  Ислам.Ру,  в том  числе  в качестве  руководителя отдела, в работе которого была занята одна из свидетельниц, и факт отсутствия моей фамилии в зарплатных ведомостях.
Со своей стороны М. Сайфутдинов и его представитель заявили, что  я сотрудничала  с сайтом  Ислам.Ру  «на безвозмездной  основе, ради интересов веры», в штатном расписании никогда не числилась, а отчисления в пенсионный фонд сделаны по ошибке.
М. Сайфутдинов  также  назвал  свою  организацию  соавтором написанной  мной  книги  «Многоженство:  советы  и комментарии» и владельцем  всех  имущественных  прав  на нее  и заявил,  что  «около
3000 экземпляров  книги  до сих  пор  находится  на складе  ИД  Ансар, а около 2000 книг было безвозмездно роздано в духовные управления мусульман и исламские учебные заведения РФ», то есть, в том числе, и вам.
Несмотря  на приведенные  мною  доказательства,  Кузьминский районный суд в удовлетворении исков отказал, в связи с чем поданы соответствующие жалобы в вышестоящие инстанции.
В  процессе  досудебных  и судебных  разбирательств  со стороны М. К. Сайфутдинова в мой адрес неоднократно поступали угрозы административного  давления.  Распространив  в мусульманской  умме Москвы и Дагестана заявления о моем «выходе из Ислама», М. К. Сайфутдинов  оклеветал  меня,  нанес  ущерб  моей  репутации,  оскорбил мою честь и достоинство и в целом своими поступками унизил себя как мусульманина и опорочил Ислам как религию Истины и Справедливости.
По  факту  противоправных  действий  руководителя  первого  исламского Интернет-ресурса страны я намерена также обратиться
к Уполномоченному  по правам  человека  в РФ  В. Лукину,  к председателю Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике А. Исаеву, в Комитет по защите прав журналистов при Союзе журналистов России, в правозащитные организации страны.
Я также считаю своим долгом и своей прямой обязанностью довести до сведения российских мусульман информацию о тех, кто наживается  на чувствах  верующих,  обманывает  единоверцев,  использует  доверие  новообращенных  мусульман,  распространяет  клевету и ложь о своих братьях и сестрах по вере.
Надеюсь, что ваш авторитет и ваша объективность будут способствовать восстановлению справедливости и имиджа российского Ислама,  запятнанного  подобными  аморальными  деяниями  отдельных представителей исламской уммы.
Я  готова  предоставить  все  необходимые  документы  для  более
подробного рассмотрения дел 164.

В итоге Бабич выиграла суд, однако активной журналистикой больше не занимается, предпочитая издавать книги 165. Ее история прихода к исламу довольно типична: безответная влюбленность, эксплуатация и предательство со стороны возлюбленного, а затем публичный конфликт. Завершая историю Галины Бабич, стоит отметить, что слухи о выходе человека из ислама являются распространенным и эффективным оружием борьбы против новообращенных мусульман со стороны их единоверцев.

164 http://www.info-islam.ru/publ/intervju/ajsha_galina_babich_islam_i_grazhdanskie_prava_v_rossii/4–1-0–1785
165 http://www.islamnews.ru/news-474828.html

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 20)

Параллельно с Маркусом и Леон в структурах близких к Совету муфтиев России работал журналист Валерий-Исмаил Емельянов. Об этой колоритной фигуре известно немного. Сам Емельянов именует себя историком-религиоведом и исполнительным директором Ассоциации международного сотрудничества «Время и мир», знатоком албанского языка и специалистом по Албании, исламо-иудейскому диалогу, а также новообращенным мусульманам 160.

В 1990-х годах он называл себя католиком и жил в Израиле, потом развелся с женой и вернулся в Россию, где не просто стал «русским мусульманином», но и работал на сайтах «Ислам.ру», «Исламинфо», в газете «Все об исламе» под руководством Полосина. Однако в январе 2006 года бывшие соратники по «русскому исламу» неожиданно обнаружили Емельянова, надевшего на голову иудейскую кипу с надписью «ФЕОР» (Федерация еврейских общин России).

А на сайте «Ислам.ру» были возмущены и шокированы тем, что их прежний соратник Емельянов теперь стал присылать им статьи, в которых он призывал всех мусульман молиться о здравии… Ариеля Шарона. Сам же Валерий Емельянов в интервью «ПРАВДЕ.Ру» подтвердил, что надевал иудейскую кипу, но в связи с этим предлагает делать вывод не о том, что он перешел из ислама в иудаизм, а о том, что он был и остается «авраамическим  монотеистом», — так описывал его биографию исследователь современного российского ислама Михаил Тульский 161. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 19)

Очень плодовитой в сфере журналистики оказалась семейная пара неофитов Сергея-Джанната Маркуса и Анны-Айны Леон. Стоит отметить, что не менее активно эти авторы проявили себя как поэты и искусствоведы. Сергей Маркус родился в 1956 году, выучился в Москве на историка и долгое время был православным активистом, учеником протоиерея Александра Меня. До 1984 года он работал искусствоведом, затем был осужден за антисоветскую деятельность и провел два года в Туве.
После выхода на свободу в 1986 году Маркус стал работать на радио и в 1990 году запустил на «Радио России» цикл передач на религиозные темы. В 1995 году он дебютировал в качестве ведущего радиопрограммы «Голос Ислама» (Саут уль-Ислам) под псевдонимом Андрей Хасанов, а в 2000 году принял ислам. О причинах, подвигших его обратиться к другой вере, Маркус рассказал в одном из интервью: «Признаться, «Саут уль-Ислам: Голос Ислама» рождался труднее всего — сначала его попытался вести афганец с плохим знанием русского языка, затем не раз менялись ведущие. Принцип был таков: пусть свою традицию представляют не люди со стороны, а верующие, укорененные в этой традиции.
Но однажды, когда очередной ведущий ушел, и передача прекратилась — последовал звонок из кабинета тогдашнего премьерминистра Черномырдина: «Как смели прервать передачу для 20 миллионов наших сограждан-мусульман?! Это подрывает нашу внутреннюю политику». После этого мой директор Сергей Давыдов потребовал срочно восстановить вещание: «Ты историк и журналист — сможешь освоить и этот материал!».
Так я стал «Андреем Хасановым» — принял псевдоним специально для такой передачи. Читать далее

«САМОПОДРЫВ ДОЛЖЕН БЫЛ СОВЕРШИТЬ КТО-ТО ИЗ НАС ТРОИХ»

Северо-Кавказский окружной военный суд допросил Викторию Семенову, которая, приняв ислам, должна была совершить подрыв в одном из гипермаркетов Ростова-на-Дону. Девушка, которую задержали сотрудники ФСБ и СКР, сейчас является свидетельницей обвинения в суде над бывшими студентками Татьяной Карпенко и Натальей Гришиной, пытавшимися организовать теракт. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 18)

Основатель исламистского сайта «Голос Ислама» ДмитрийХамзат Черноморченко родился в Черкесске, затем переехал в Новый Уренгой. О том, как пришел к исламу, он рассказал в одном из интервью: «В одиннадцатилетнем возрасте бабушка крестила меня в церкви. Позже, в 22 года, я сам стал изучать Библию и труды отцов церкви. Запутавшись окончательно в таинствах и поклонениях святым отцам, я стал читать критические труды основоположников атеизма, европейских философов. В этот период я познакомился с первым в своей жизни мусульманином, который соблюдал свою религию, от него я и узнал об истинном пути к Богу. С родственниками отношения после принятия ислама складывались по-разному. Мать с отцом отнеслись достаточно спокойно, а, например, мой младший брат сегодня уже преподает чтение Корана в мечети. Есть, конечно, и такие, кто стал откровенно ненавидеть меня за мою религию.
Практически сразу произошло мое знакомство с имамом Исомитдином. Именно он выдвинул мою кандидатуру на совет мечети. Он открыл для меня все стороны нашей религии, с ним мы ездили в хадж, и это было самое потрясающее путешествие в моей жизни, несмотря на трудности» 152.
Вышеупомянутый имам Исомитдин оказался узбеком Исомитдином Акбаровым — членом террористической организации «Исламская партия Туркестана». На тот момент он был объявлен властями Узбекистана в розыск, однако вовремя успел получить российское гражданство 153. Тандем террориста и неофита быстро принес плоды,— община мечети «Нур Ислама» юрисдикции Совета муфтиев России в Новом Уренгое стала центром вербовки террористов федерального масштаба, а ее активисты запустили два ваххабитских сайта «Голос Ислама» и «Христианство или Ислам». В 2010 году Исомитдин Акбаров был убит неизвестными. Его преемником стал сын, однако реальная власть в общине оказалась сосредоточена в руках ее председателя Черноморченко, предпочитавшего сокращать свою фамилию до двух первых букв — Че 154.
В 2011 году Черноморченко успел посотрудничать с Исламским культурным центром России другого неофита Абдул-Вахеда Ниязова и возглавить его региональное отделение в Ямало-Ненецком автономном округе. Читать далее

Р.А. Силантьев, «100 самых известных «русских мусульман»» (часть 17)

Третью по численности группу после террористов-экстремистов и духовных лидеров среди ста самых известных неофитов составляют журналисты. Примечательно, что некоторые из них специализируются на пропаганде экстремистских идей и имеют соответствующие судимости. Еще одной особенностью этой группы является преобладание в ней евреев — выходцев из либеральной среды.
Среди новообращенных журналистов наиболее известна вдова первого президента Чечни Алла Дудаева (урожденная Алевтина Куликова). Дудаева родилась в 1947 году в семье военных, а в 1969 году вышла замуж за офицера-летчика Джохара Дудаева, от которого родила троих детей.
После начала Первой чеченской кампании Алла Дудаева поддержала мужа, со временем став одним из ключевых пропагандистов боевиков.
В 1967 году я с Джохаром познакомилась, уже прошло почти одиннадцать лет после его гибели, я постоянно с его народом, с его детьми, и все мои друзья — чеченцы. Я полностью приняла их менталитет, и я себя не отделяю от чеченского народа. И они уже меня не считают русской. Я знаю русских, которые стали братьями чеченцам. И когда я молюсь, когда делаю намаз, вспоминаю имена всех, кто погиб. Это лучшие воины, мужчины чеченского народа. Я начинаю с имени Джохар и говорю: «Аллах, благослови их газават,— и перечисляю, Джохара, наших погибших охранников Максуда, Магомета, Сэйди, перечисляю имена многих гвардейцев, родственников Аслана, Беслана, Висхана, Умара, Лечу, Шамиля, Тимура, Асламбека… Называю также друзей, погибшего Лом-Эла то есть, русского Леню, принявшего ислам и многих других»,— рассказывала она журналистам. Читать далее